Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

[ОПРЕДЕЛЕНЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 06.12.2001] ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ РЯДА ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ ЗА РАЗБОЙ С ПРИМЕНЕНИЕМ НАСИЛИЯ, ОПАСНОГО ДЛЯ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ, СОВЕРШЕННЫЙ ГРУППОЙ ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ, С ПРИМЕНЕНИЕМ ОРУЖИЯ, В ЦЕЛЯХ ЗАВЛАДЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ В КРУПНОМ РАЗМЕРЕ, С ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ; ЗА УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО...

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 6 декабря 2001 года
   
                                                   Дело N 51-кп001-91
   
       Судебная   коллегия   по   уголовным   делам  Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                           Шурыгина А.П.,
       судей                                        Кудрявцевой Е.П.,
                                                         Анохина В.Д.
   
       рассмотрела  в судебном  заседании от 6 декабря 2001 года дело
   по кассационным жалобам осужденных Иванова и Колпакова,  адвокатов
   Стальбовского  Ю.В.  и  Анисимовой  И.А.  на  приговор  Алтайского
   краевого  суда от 12 сентября 2001 года,  которым Колпаков Алексей
   Михайлович,  11  июня  1973  года  рождения,  уроженец пос.  Талый
   Красногорского района Алтайского края, женатый, житель г.  Бийска,
   несудимый, осужден к лишению свободы: по ст.  105 ч.  2 п. п. "а",
   "ж", "з" УК РФ на 15 лет; по ст.  162 ч.  3 п. п. "б", "в" УК РФ -
   на 11 лет с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. "б" УК РФ -
   на 9 лет с конфискацией имущества.  По совокупности преступлений в
   соответствии  со  ст.  69  ч.  3 УК РФ окончательное наказание ему
   назначено  в виде  лишения  свободы  на  22  года в исправительной
   колонии строгого режима с конфискацией имущества;
       Иванов  Павел  Викторович,   25  января  1969  года  рождения,
   уроженец г.  Бийска Алтайского края,  имеющий малолетнего ребенка,
   не имеющий судимости, осужден к лишению свободы: по ст.  105 ч.  2
   п.  п. "а", "ж", "з" УК РФ - на 14 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б",
   "в" УК РФ - на 10 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 1 УК
   РФ - на 3 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст.
   69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения
   свободы  на  20  лет  в исправительной  колонии  строгого режима с
   конфискацией имущества.
       По делу разрешен гражданский иск.
       Заслушав  доклад  судьи Кудрявцевой Е.П.,  объяснения адвоката
   Стальбовского Ю.В.,  поддержавшего кассационные жалобы в интересах
   осужденного Иванова, заключение прокурора Шляевой И.Ю., полагавшей
   приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       Колпаков  и Иванов  осуждены  за разбой с применением насилия,
   опасного   для  жизни  и здоровья,   совершенный  группой  лиц  по
   предварительному сговору, с применением оружия, в целях завладения
   имуществом   в  крупном  размере,   с  причинением  тяжкого  вреда
   здоровью; за умышленное убийство двух лиц, совершенное группой лиц
   по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.
       Кроме того,  Колпаков осужден за хищение огнестрельного оружия
   и   боеприпасов  с применением  насилия,   опасного  для  жизни  и
   здоровья;  Иванов - за незаконное приобретение, хранение и ношение
   огнестрельного оружия и боеприпасов.
       В судебном заседании Колпаков и Иванов виновными себя признали
   частично.
       В кассационных жалобах:
       осужденный  Иванов  со  ссылкой на неполноту и необъективность
   судебного   следствия   приговор   суда   считает   незаконным   и
   необоснованным.  Отрицая свою причастность к содеянному, ссылается
   на  оговор со стороны Колпакова,  совершенный тем под воздействием
   недозволенных методов следствия, и утверждая, что никакого разбоя,
   а  тем  более  умышленного  убийства  с Колпаковым он не совершал,
   осужденный просит о переквалификации его действий на ст. 316 УК РФ
   со  смягчением наказания до не связанного с лишением свободы.  При
   этом  он  обращает  внимание на свою положительную характеристику,
   наличие  у него  малолетнего ребенка и больной матери.  Приговор в
   части осуждения его по ст.  ст. 105 ч. 2, 162 ч. 3 УК РФ он просит
   отменить с направлением дела на новое расследование;
       адвокат  Стальбовский  Ю.В.  без приведения каких-либо доводов
   считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют
   фактическим   обстоятельствам   дела,   что   по   делу   допущено
   существенное   нарушение   уголовно-процессуального  закона,   что
   осужденному  назначено  явно  несправедливое  наказание вследствие
   его  суровости,  гражданский  иск разрешен  неправильно.  С учетом
   изложенного  в жалобе  поставлен  вопрос  об  отмене  приговора  в
   отношении  Иванова  в части  гражданского иска;  в остальной части
   адвокат  просит  приговор  изменить  с переквалификацией  действий
   осужденного со ст. ст. 105 ч. 2, 162 ч. 3 УК РФ на ст. 316 УК РФ и
   смягчить наказание ему до не связанного с лишением свободы;
       осужденный   Колпаков  с приговором  не  согласен  по  мотивам
   несоответствия  выводов  суда  фактическим  обстоятельствам  дела,
   неправильного  применения  уголовного  закона,  односторонности  и
   неполноты   предварительного  и судебного  следствия.   При  этом,
   отрицая свою причастность к убийству Коркина,  утверждает, что это
   убийство  совершил Казазаев,  которого он потом застрелил во время
   ссоры  и борьбы  с ним,  "так как существовала реальная угроза для
   его жизни".  Отрицая причастность к убийству потерпевших Иванова и
   умысел   на   завладение   материальными   ценностями,   он  также
   утверждает,  что аппаратуру они с Ивановым хотели вернуть;  деньги
   он также хотел вернуть.  В этой связи он ссылается на самооговор и
   оговор  Иванова  под воздействием недозволенных методов следствия.
   Осужденный  оспаривает  обоснованность  его  осуждения  за хищение
   оружия.  Он  считает,  что  лишь "подобрал оружие во время борьбы,
   произвел   выстрел   и  затем   Иванов   забрал  его  и выбросил".
   Назначенное ему наказание осужденный считает чрезмерно суровым.  С
   учетом  изложенного  он  просит  приговор  отменить с прекращением
   производства по делу по п. 2 ст. 349 УПК РСФСР;
       адвокат  Анисимова  И.А.  считает,  что  суд  положил в основу
   приговора   доказательства  (явку  с повинной,   протокол  допроса
   подозреваемого  Колпакова  от  02.03.01,  протокол  осмотра  места
   происшествия с его участием), полученные с нарушением закона.  При
   этом   адвокат   ссылается   на   обстоятельства,   изложенные   в
   кассационной жалобе Колпакова, связанные с применением в отношении
   его  недозволенных  методов следствия,  а также на нарушение права
   Колпакова  на  защиту  при проведении следственного эксперимента с
   выходом  на место происшествия.  По мнению адвоката,  вывод о том,
   что   осужденные   совершили  разбой  и убийство  с целью  хищения
   материальных    ценностей,    основан   на   предположениях.    Не
   обоснованным,  по мнению адвоката,  является и осуждение Колпакова
   за хищение оружия.  С учетом изложенного в жалобе поставлен вопрос
   об   отмене  приговора  с прекращением  производства  по  делу  на
   основании ст. 349 п. 2 УПК РСФСР.
       Потерпевшие   Беляева   Т.В.   и  Коркина  О.П.   с  доводами,
   изложенными в кассационных жалобах,  не согласны и просят оставить
   их без удовлетворения.
       Проверив   материалы  дела  и обсудив  доводы,   изложенные  в
   кассационных жалобах,  Судебная коллегия находит вину осужденных в
   содеянном установленной совокупностью.
       Из показаний Колпакова,  допрошенного в присутствии адвоката и
   с разъяснением ему положений ст.  51 Конституции РФ,  следует, что
   убийство  потерпевших  он  совершил  с Ивановым с целью завладения
   материальными ценностями, которые те перевозили.  При этом, по его
   показаниям,    дождавшись   автомашины   потерпевших,  он   ударил
   потерпевшего Казазаева, от чего тот потерял сознание. Завладев его
   оружием,  он  выстрелами  убил  Коркина,  которого  к нему  подвел
   Иванов,   который   в свою  очередь  из  своего  обреза  застрелил
   лежавшего  Казазаева.  Завладев деньгами и аппаратурой,  которую в
   пути,   как  и оружие, выбросили,  векселя  уничтожили  и с  места
   происшествия уехали на автомашине Иванова (т. 1, л. д.  341, 301 -
   302, 326, 328 - 330).
       Деньги  поделили,  и свою  часть  он  впоследствии,   опасаясь
   задержания, сжег в ведре. Изложенное опровергает доводы о том, что
   осужденные  при  совершении убийства потерпевших руководствовались
   не корыстными мотивами.
       Колпакова   Л.   подтвердила,   что  со  слов  мужа  узнала  о
   совершенном  им  с Ивановым  убийстве  потерпевших.   Кроме  того,
   Колпаков  просил  ее  на  случай  допроса обеспечить ему алиби,  в
   соответствии   с которым  они   в  день  убийства   были  якобы  у
   родителей.
       Из показаний свидетеля Юканькина следует,  что Колпаков еще до
   случившегося  искал себе помощника для убийства с целью завладения
   крупными  материальными ценностями,  предлагая ему участие в таком
   преступлении. Свидетель Панов,  охранник ЗАО "Наладчик", показал о
   том,  что Колпаков интересовался у него, может ли он (Панов) убить
   за определенную сумму денег.  При этом  Клопаков  заявлял ему, что
   по-другому деньги не заработает, только путем убийства.
       Об   осведомленности   осужденных  о поездке  потерпевших  и о
   наличии   у них  материальных  ценностей  и денег  свидетельствуют
   показания  заместителя  службы  безопасности ЗАО "Наладчик" о том,
   что  в эту  поездку  должен  был  отправиться  Колпаков,   который
   отказался  от  нее, и вместо  него  поехали  Казазаев  с водителем
   Коркиным.  Подтвердив  изложенное,  свидетель Новохатный (директор
   названного  предприятия)  дополнил,  что потерпевшие везли 6 камер
   наружного наблюдения, ксерокс, векселя на 180 тысяч рублей, деньги
   в сумме 293 - 296 тысяч рублей;  у Казазаева при себе было ружье и
   сотовый телефон.
       Свидетель   Борисова   показала  о том,   что  она  с Ивановым
   проживает  в гражданском  браке,   по  необходимости  пользовались
   автомашиной  сына  сожителя  ее свекрови.  По показаниям свидетеля
   Грекова,  он,  являясь  инвалидом  1 группы,  имел в собственности
   автомобиль "Тойота-Карина",  1988 года выпуска;  нуждался в ручном
   управлении и собирался продать его, о чем просил Иванова.  В числе
   потенциальных покупателей лиц из других регионов, в том числе и из
   г. Новосибирска, не было.
       Давал   этот  автомобиль  Иванову,   который  управлял  им  по
   доверенности  - возил  его и пользовался для своих личных нужд.  В
   феврале  2001  года  Иванов брал у него автомобиль для своих нужд.
   Забрал  ключи от машины и документы через Борисову в марте 2001 г.
   Изложенное  опровергает доводы осужденных о том,  что они ездили в
   г.   Новосибирск   по   поводу  продажи  автомобиля  и потерпевших
   встретили в пути случайно.
       Показания  Колпакова относительно способа убийства потерпевших
   объективно    подтверждаются    заключениями   судебно-медицинских
   экспертиз о том, что
       -  смерть  Казазаева  Д.,  1977  года  рождения,  наступила от
   огнестрельного  дробового  ранения  головы  с переломами  костей и
   разрушением   вещества   головного   мозга   при   наличии  у него
   огнестрельного  дробового  ранения  грудной клетки с повреждениями
   обоих   легких   и  сердца,   перелома  нижней  челюсти  справа  и
   посмертного огнестрельного дробового непроникающего ранения задней
   поверхности грудной клетки. Перелом челюсти причинен тупым твердым
   предметом, не исключено кулаком, ногой;
       - смерть Коркина Л.И.,  1953 года рождения,  наступила от двух
   огнестрельных   слепых   ранений   (картечью)   грудной  клетки  с
   повреждением   обоих   легких   и  сердца  при  наличии  ссадин  и
   кровоподтеков в области лица;  огнестрельного (картечью) сквозного
   ранения головы с разрушением вещества головного мозга и переломами
   костей  черепа,   причиненного  после  всех  других.   Повреждения
   причинены в упор.
       Согласно  находившимся при Коркине документам он увез 15.02.01
   в г.  Новосибирск гречневую крупу и овсяные хлопья на сумму 119076
   рублей  для  фирмы  "Юнатекс".  В  адрес  этой  же  фирмы 14.02.01
   отгружен вагон крупы на сумму 460349 рублей (т. 1, л.д. 244, т. 2,
   4).  В счет оплаты названной фирмой Казазаеву было выдано: ксерокс
   стоимостью 21520 рублей,  векселя на сумму 190000 рублей, деньги в
   сумме  293000  рублей,   за  мешки  - 74700  рублей,  видеокамеры,
   видеобъективы, кабель на 56244 рублей 52 коп.
       Оценив всю совокупность доказательств,  суд обоснованно пришел
   к  выводу  о виновности  осужденных  в содеянном  и дал правильную
   юридическую  оценку их действий.  Судом установлено,  что Колпаков
   при   нападении   на   потерпевших  незаконно  завладел  служебным
   огнестрельным  оружием  Казазаева - гладкоствольным ружьем ИЖ-81 и
   10-ю  патронами  12-го  калибра.  При  таких  обстоятельствах  суд
   обоснованно признал его виновным в хищении огнестрельного оружия и
   боеприпасов с применением насилия,  опасного для жизни и здоровья.
   Оснований   для  изменения  квалификации  содеянного  по  делу  не
   имеется.
       Нарушений  уголовно-процессуального  закона,  влекущих  отмену
   приговора,  по делу не имеется.  Материалы дела исследованы полно,
   всесторонне  и объективно.  Доводы о недопустимости указанных выше
   доказательств,  как доводы об оговоре и самооговоре осужденных под
   воздействием  недозволенных  методов следствия,  судом проверены и
   обоснованно  опровергнуты  в приговоре.   В  частности,   из  дела
   усматривается,  что Колпаков давал свои показания,  на которые суд
   сослался   в приговоре,   с  соблюдением  уголовно-процессуального
   закона  с разъяснением  ему  положений  ст.  51 Конституции РФ и в
   присутствии  адвоката;  показания  по  обстоятельствам содеянного,
   данные  им 22.03.01 в присутствии адвоката,  осужденный подтвердил
   при  проверке  его  показаний  на месте происшествия в присутствии
   понятых.   При   производстве   данного   следственного   действия
   осужденный   отказался   от   участия   в  нем   адвоката;   новых
   обстоятельств,   ухудшающих   его   показания,   по   сравнению  с
   показаниями, данными накануне в присутствии адвоката, Колпаков при
   проведении  этого  следственного  действия  не излагал.  При таких
   обстоятельствах    обоснованно    признал    протокол   указанного
   следственного действия допустимым доказательством.
       Не  основаны  на материалах дела и доводы об оговоре Иванова и
   самооговоре  Колпакова  в связи  с задержанием его жены в целях ее
   освобождения.   Из  дела  усматривается,   что  Колпакова  Л.   по
   подозрению  в причастности  к данному  преступлению была задержана
   28.02.01  (т.  1,  л.д.  297)  в 20  час.  40 мин.,  освободили ее
   02.03.01 в 12 час.  10 мин.  после допроса,  где она заявила,  что
   ранее  сказала  неправду  по просьбе мужа о том,  что ездили к его
   родителям 16.02.01 (т. 1, л.д. 303 - 304).  Колпаков дал показания
   02.03.01 в 13 час. 40 мин.  с участием адвоката (т. 1, л. д. 325 -
   327), когда его жена была освобождена.
       Наказание  осужденным  назначено с учетом степени общественной
   опасности содеянного ими, смягчающих их наказание обстоятельств: в
   отношении  Колпакова - его явку с повинной,  в отношении Иванова -
   наличие у него малолетнего ребенка.
       Учел суд при этом и условия жизни осужденных, их положительные
   характеристики. В связи с этим наказание в отношении  их назначено
   по правилам ст. 62 УК РФ.
       Оснований  для  смягчения  назначенного  им наказания судебная
   коллегия не усматривает.
       Проверено по делу и психическое состояние осужденных,  которые
   в соответствии с заключениями судебно-психиатрических экспертиз по
   своему психическому состоянию могли руководить своими действиями и
   отдавать   в них  отчет.   С  учетом  изложенного  и обстоятельств
   совершения  преступлений  суд  обоснованно признал их вменяемыми в
   отношении инкриминированных им деяний.
       Гражданский   иск   разрешен   в  соответствии  с законом  и с
   приведением   соответствующих   расчетов   в  описательной   части
   приговора.  Оснований для отмены приговора,  в том числе и в части
   гражданского иска, по делу не имеется.
       Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       приговор Алтайского  краевого  суда от 12 сентября 2001 года в
   отношении   Колпакова   Алексея   Михайловича   и  Иванова   Павла
   Викторовича  оставить  без изменения,  а кассационные жалобы - без
   удовлетворения.
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz