Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 01.10.2002] ОБ ИЗМЕНЕНИИ ПРИГОВОРА И ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИИ ДЕЙСТВИЙ ОСУЖДЕННОГО С П. "Д" Ч. 2 СТ. 105 УК РФ НА Ч. 1 СТ. 105 УК РФ

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 1 октября 2002 года
   
                                                  Дело N 2н-0352/2002
   
       Военная   коллегия  Верховного  Суда  Российской  Федерации  в
   составе:
   
       председательствующего                           Петухова Н.А.,
       судей                                           Макарова Г.В.,
                                                        Захарова Л.М.
   
       рассмотрела  в заседании 1 октября 2002 года уголовное дело по
   протесту   заместителя  Председателя  Верховного  Суда  Российской
   Федерации  - Председателя  Военной  коллегии  ВС  РФ  на  приговор
   Дальневосточного  окружного  военного  суда  от 19 июня 1998 года,
   согласно  которому  рядовой  войсковой  части  2255  Мишин  Максим
   Анатольевич,  родившийся  1 июля  1977 года в г.  Куйбышеве, ранее
   не судимый, осужден к лишению свободы по ст. 105, ч. 2, п. "д"  УК
   РФ на 10 лет, по ст. 338, ч. 1  УК РФ на 3 года и по ст. 116 УК РФ
   к штрафу в размере 50 минимальных размеров оплаты труда.
       По совокупности преступлений, в соответствии со ст.  69 УК РФ,
   окончательное наказание Мишину назначено путем частичного сложения
   наказаний - в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии
   строгого  режима и штрафа в размере 50 минимальных размеров оплаты
   труда.
       В  удовлетворение гражданского иска военным судом постановлено
   взыскать  с Мишина  в пользу потерпевшего Круглова Ж.И.  в порядке
   компенсации  морального  вреда  50000  руб.  В исковых требованиях
   Круглова  Ж.И.  на  сумму,  превышающую указанный размер,  военным
   судом отказано.
       По этому же делу осужден гражданин Семикаленов В.Ф., протест в
   отношении которого не приносится.
       Заслушав доклад Захарова Л.М.  и заключение военного прокурора
   отдела    Главной    военной    прокуратуры    Ластовского   В.Ф.,
   согласившегося с доводами протеста, Военная коллегия
   
                              установила:
   
       Мишин  признан  виновным в умышленном убийстве,  совершенном с
   особой жестокостью, а также в дезертирстве и нанесении побоев.
       Как  указано  в приговоре,  указанные  преступления  совершены
   Мишиным при следующих обстоятельствах.
       С  10  декабря  1996  года  по  2 января  1997 года Мишину был
   предоставлен  отпуск по семейным обстоятельствам, и он убыл в село
   Приволжье Самарской области. 2 января 1997 года военным комиссаром
   Приволжского района Самарской области отпуск Мишину был продлен на
   5  суток, и он  должен  был возвратиться в часть 7 января,  однако
   этого не сделал и стал праздно проводить время по месту призыва, а
   также в городах Самаре и Южно-Сахалинске.
       В  сентябре  1997  года  Мишин  вместе с гражданином Кругловым
   проживал  в г.  Южно-Сахалинске  в квартире  их  общего знакомого.
   Позже  с ними стал проживать гражданин Семикаленов.  Около 3 часов
   ночи  4 ноября  1997  года между пьяными Мишиным,  Семикаленовым с
   одной  стороны  и Кругловым  с другой  возникла  ссора  по  поводу
   громкого включения последним аудиомагнитофона.
       В ходе ссоры Мишин нанес Круглову два удара кулаком в лицо,  а
   затем,  в ответ на такой же удар со стороны Круглова,  Мишин нанес
   тому  множество  ударов кулаками в лицо и по голове.  В результате
   этих  действий  Круглову  были причинены ссадины и кровоподтеки на
   лице, не причинившие вреда здоровью.
       После того  как Мишин  прекратил избивать Круглова и предложил
   ему  умыться,  тот прошел на кухню,  взял кухонный нож и,  угрожая
   убийством, напал на Мишина, пытаясь ударить его ножом.
       Обороняясь,   Мишин   выбежал   в  прихожую,   взял  на  шкафу
   металлический  гвоздодер  и  сначала  в прихожей,  а затем  в зале
   нанес этим гвоздодером несколько ударов по рукам Круглова. Так как
   Круглов  своих  действий  не  прекратил  и снова попытался ударить
   Мишина  ножом,  Мишин  нанес  Круглову  три  удара  гвоздодером по
   голове,   в   результате  чего  Круглов  упал  на  пол  и перестал
   двигаться.
       Несмотря на то  что Круглов прекратил нападение, лежал на полу
   без  движения,  и  угроза  жизни и здоровью отсутствовала,  Мишин,
   опасаясь в будущем мести Круглова, решил убить его. При этом Мишин
   нанес  потерпевшему множество ударов гвоздодером по голове,  затем
   взял из руки Круглова нож и нанес им потерпевшему 16 ударов в шею,
   5 - в грудь и 2 удара в живот, а также сделал этим ножом несколько
   резаных ран на лице и различных частях тела Круглова.
       В  результате действий Мишина Круглов получил тяжелую открытую
   черепно-мозговую травму с переломом костей черепа и кровоизлиянием
   в  мозг,  колото-резаные  раны  и ранения  шеи,  грудной  клетки и
   живота, что в совокупности повлекло смерть потерпевшего.
       С  целью  скрыть  убийство  Мишин и Семикаленов завернули труп
   Круглова в одеяло и спрятали в подвале дома, где проживали.
       6   ноября   1997  года  Мишин  и Семикаленов  были  задержаны
   сотрудниками милиции по подозрению в убийстве.
       В   протесте  поставлен  вопрос  об  исключении  из  приговора
   квалифицирующего   признака   убийства   "особая   жестокость"   и
   переквалификации преступных действий Мишина в этой части  с п. "д"
   ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.
       Рассмотрев  изложенные  в протесте  доводы,  Военная  коллегия
   находит, что приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
       Вывод   суда   о  виновности  Мишина  в  умышленном  убийстве,
   совершенном  с особой жестокостью,  основан на неправильной оценке
   фактических  обстоятельств,  установленных  по делу,  и сделан без
   учета мотивов действий осужденного.
       Квалифицируя  действия  Мишина  как  умышленное убийство,  суд
   обоснованно учел то, что Мишин, нанося потерпевшему многочисленные
   удары  металлическим гвоздодером по голове и удары ножом в область
   расположения жизненно важных органов человека,  сознавал,  что это
   причинит потерпевшему тяжкие телесные повреждения, опасные для его
   жизни,  и  приведет  к смерти.  Несмотря  на то  что  после первых
   полученных ударов по голове Круглов упал на пол и прекратил всякое
   движение, Мишин не перестал наносить потерпевшему удары и совершал
   эти действия до наступления смерти Круглова.  Целенаправленность и
   количество   нанесенных   Мишиным   ударов   гвоздодером  и ножом,
   значительная  их  сила,  свидетельствуют  о том,  что он не только
   сознавал  общественно опасный характер своих действий,  но и желал
   наступления смерти потерпевшего.
       Вместе с тем  суд  ошибочно расценил эти действия  Мишина  как
   совершенные   с  особой   жестокостью.   В  ходе  предварительного
   следствия  и в  судебном заседании не доказано,  что Мишин желал и
   принимал  меры  к убийству  потерпевшего с особой жестокостью,  то
   есть   предвидел   и  допускал   причинение   потерпевшему  особых
   страданий.  Наоборот, исследованными доказательствами установлено,
   что  обнаруженные  у Круглова  телесные повреждения были причинены
   ему  в короткий промежуток времени и его действия по лишению жизни
   не свидетельствовали о проявлении к нему особой жестокости.
       С учетом изложенного, квалифицирующий признак убийства "особая
   жестокость"  - из  объема обвинения Мишина подлежит исключению,  а
   его преступные действия в этой части - переквалификации  с  п. "д"
   ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.
       При назначении Мишину наказания суд не учел также, что поводом
   для  совершения  убийства  явился противоправный характер действий
   потерпевшего,  который,  угрожая жизни Мишина, пытался ударить его
   ножом. Данное обстоятельство, в соответствии с пп. "з" п. 1 ст. 61
   УК РФ, является смягчающим наказание.
       В   связи   с  переквалификацией  действий  Мишина  на  статью
   уголовного  закона,  предусматривающую  более мягкое наказание,  и
   наличием смягчающего наказание обстоятельства  подлежит и снижению
   назначенное Мишину наказание.
       На  основании  изложенного,  Военная  коллегия Верховного Суда
   Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 377, 378, ч. 1, п. 5,
   УПК РСФСР,
   
                              определила:
   
       приговор  Дальневосточного  окружного военного суда от 19 июня
   1998   года  в отношении  Мишина  Максима  Анатольевича  изменить:
   переквалифицировать действия осужденного с п.  "д" ч. 2 ст. 105 УК
   РФ  на  ч.  1  ст.  105 УК РФ,  на основании которой назначить ему
   наказание в виде 8 лет лишения свободы.
       По совокупности преступлений, в соответствии со ст.  69 УК РФ,
   окончательное наказание Мишину назначить путем частичного сложения
   наказаний  - в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии
   строгого  режима и штрафа в размере 50 минимальных размеров оплаты
   труда. В остальной части приговор оставить без изменения.
   
                                                                Судья
                                                      Верховного Суда
                                                 Российской Федерации
                                                          Л.М.ЗАХАРОВ
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz