Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 10.10.2002] В УДОВЛЕТВОРЕНИИ КАССАЦИОННОЙ ЖАЛОБЫ НА ПРИГОВОР ОТКАЗАНО, ТАК КАК СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ, ОГЛАСИВ ПОКАЗАНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО И СВИДЕТЕЛЕЙ ПО ИНИЦИАТИВЕ ОДНОЙ ИЗ СТОРОН, ПРАВОМЕРНО РУКОВОДСТВОВАЛСЯ КОНСТИТУЦИОННЫМ ПРИНЦИПОМ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, ОСНОВАННЫМ НА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ, ОБЕСПЕЧИВ ТЕМ САМЫМ УСЛОВИЯ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ СТОРОНАМИ ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ...

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 10 октября 2002 года
   
                                                     Дело N 16-002-81
   
       Судебная   коллегия   по   уголовным   делам  Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Кузнецова В.В.,
       судей                                             Ботина А.Г.,
                                                          Бурова А.А.
   
       10   октября   2002   года  рассмотрела  в судебном  заседании
   кассационные  жалобы  осужденного  Кобыльникова  И.В.  и  адвоката
   Роговой О.А. на приговор Волгоградского областного суда от 26 июля
   2002  года,  которым  Кобыльников Игорь Викторович,  6 января 1962
   года  рождения,  имеющий высшее образование,  женатый,  имеющий на
   иждивении  ребенка  1995 года рождения,  не работавший,  осужден к
   лишению свободы: по ст.  105 ч.  2 п.  "и" УК РФ на 12 лет; по ст.
   111 ч.  3 п. "в" УК РФ на 10 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года;
   по ст.  ст.  30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "и", "н" УК РФ на 10 лет; по
   ст.  112 ч. 2 п. п. "г", "д", "ж" УК РФ на 5 лет, на основании ст.
   69  ч.  3 УК РФ окончательно по совокупности наказаний на 14 лет в
   исправительной колонии строгого режима.
       Кобыльников  И.В.   по  ст.  309  ч.  1  УК  РФ  от  уголовной
   ответственности   освобожден   за  истечением  срока  давности  на
   основании ст. 78 УК РФ, а по ст. ст. 213 ч. 3 и ст. 213 ч. 1 УК РФ
   оправдан в связи с непричастностью к преступлениям.
       Заслушав  доклад  судьи  Ботина  А.Г.,   выступление  адвоката
   Просвиряковой О.В.,  полагавшей приговор отменить,  а также мнение
   прокурора   Сафонова  Г.П.,   полагавшего  приговор  оставить  без
   изменения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       Кобыльников признан виновным:
       в убийстве, совершенном из хулиганских побуждений;
       умышленном  причинении  тяжкого  вреда здоровью,  опасного для
   жизни человека,  повлекшего за собой потерю органа, совершенном из
   хулиганских побуждений, лицом, ранее совершившим убийство;
       покушении на убийство,  совершенном из хулиганских побуждений,
   неоднократно,  при  этом преступление не было доведено до конца по
   независящим от него обстоятельствам;
       умышленном   причинении   средней   тяжести   вреда  здоровью,
   вызвавшему  длительное расстройство здоровья,  совершенное группой
   лиц,   из   хулиганских  побуждений,   лицом,   ранее  совершавшим
   умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и убийство;
       незаконном   ношении   и  хранении   огнестрельного  оружия  и
   боеприпасов.
       Преступления совершены 29 марта 1997 года,  в марте 2000 года,
   9   июня   и  15   сентября   2001   года   в г.   Волгограде  при
   обстоятельствах, изложенных в приговоре.
       В  судебном  заседании  осужденный  виновным себя в совершении
   указанных преступлений не признал и от дачи показаний отказался.
       В кассационных жалобах:
       осужденный  Кобыльников  утверждает,  что  он  преступлений не
   совершал,   а   вывод   суда  о его  виновности  основан  лишь  на
   предположениях и на недопустимых доказательствах.  Просит приговор
   в отношении него отменить;
       адвокат   Рогова   О.А.   в  защиту  осужденного  Кобыльникова
   утверждает,   что   дело   рассмотрено   с обвинительным  уклоном.
   Указывает,    что   в  судебном   заседании   показания,    данные
   многочисленными свидетелями на предварительном следствии, оглашены
   без согласия всех участников процесса.  Также указывает,  что вина
   осужденного   в убийстве  Шведова  и Куцыкова,   причинении  вреда
   здоровью  Морозову  и Баранову  не  доказана.  Просит  приговор  в
   отношении   осужденного  отменить,   а  дело  направить  на  новое
   рассмотрение.
       В   письменных   возражениях  на  содержащиеся  в кассационных
   жалобах  осужденного и адвоката доводы потерпевшая Шведова Н.М.  и
   государственный обвинитель просят приговор оставить без изменения.
       Судебная  коллегия,  изучив  материалы дела и проверив доводы,
   содержащиеся  в кассационных жалобах,  находит приговор законным и
   обоснованным по следующим основаниям.
       Вывод   суда  о виновности  Кобыльникова  в убийстве  Шведова,
   имевшего место 29.03.97  в помещении бара "Меркурий",  основан  на
   доказательствах,  исследованных  в судебном заседании всесторонне,
   полно и объективно.
       Так,  этот  вывод  подтверждается доказательствами,  которым в
   приговоре дана надлежащая оценка, в том числе показаниями, данными
   на предварительном следствии свидетелями:
       Тютюновой о том, что осужденный беспричинно пристал к Шведову,
   затем,  схватив его за руку,  силой повел в туалет, после чего она
   видела  Шведова  в крови  и как Кобыльников с ножом в руке наносил
   ему удары, а также как последний бросил нож под стол;
       Олейниковой о том,  что  она видела, как Кобыльников с ножом в
   руке "кидался" на Шведова, видела кровь на шее последнего, а также
   как осужденный бросил нож под стол;
       Отмаховой  о том,  что  она  после  указанных событий во время
   уборки  помещения бара под столом обнаружила нож со следами крови,
   который затем передала работникам милиции;
       а  также показаниями потерпевшей Шведовой о том,  что в тот же
   день  в баре  она  от  Тютюновой  узнала,  что ее сына убил именно
   Кобыльников;
       актом  судебно-медицинской  экспертизы,  согласно  которому  у
   потерпевшего  обнаружены  колото-резаные раны груди с повреждением
   внутренних органов,  повлекшие его смерть,  а также многочисленные
   колото-резаные раны лобной области, ушной раковины и пальца руки;
       актом  судебно-биологической  экспертизы  о том,  что на ноже,
   обнаруженном   Отмаховой   под   столом  в баре,   имеется  кровь,
   принадлежащая Шведову,  а на полупальто осужденного - кровь в виде
   брызг,   которая  ему  не  принадлежит,   но  могла  произойти  от
   потерпевшего;
       актом медико-криминалистической экспертизы,  согласно которому
   обнаруженные  у потерпевшего телесные повреждения и разрезы на его
   одежде причинены именно указанным ножом.
       Вывод  суда  о виновности Кобыльникова в умышленном причинении
   тяжкого  вреда  здоровью Баранова,  имевшем место 06.03.2000 возле
   кафе   "Вина   Кубани",    также   основан   на   доказательствах,
   исследованных   в  судебном   заседании   всесторонне,   полно   и
   объективно.
       В частности, этот вывод подтверждается:
       показаниями,  данными на предварительном следствии потерпевшим
   Барановым В.,  о том, что он не видел стрелявшего в него человека,
   при этом увидел только вспышку выстрела и его звук,  после чего от
   ранения в ногу упал и потерял сознание;
       показаниями свидетеля Баранова С.  (брата потерпевшего) о том,
   что он видел, как Кобыльников с расстояния 5-ти метров беспричинно
   произвел из охотничьего ружья выстрел в брата, ранив в ногу;
       актом   судебно-медицинской   экспертизы,   согласно  которому
   потерпевшему   было   причинено  сквозное  огнестрельное  дробовое
   ранение  левой  голени  с открытым  переломом костей с последующей
   потерей голени;
       актом  судебно-баллистической  экспертизы  о том,  что с места
   происшествия  изъят  пыж,  используемый  при снаряжении охотничьих
   патронов 12 калибра.
       Вывод  суда  о виновности Кобыльникова в покушении на убийство
   Куцыкова,  имевшем место 08.06.2001 в баре кинотеатра "Юбилейный",
   также   основан  на  доказательствах,   которым  в приговоре  дана
   надлежащая оценка.
       Так,   из   показаний   потерпевшего  Куцыкова  следует,   что
   осужденный,  подсев  за его стол,  беспричинно стал ножом наносить
   ему удары в область лица и шеи, отчего он потерял сознание.
       Согласно  показаниям свидетеля Николаева, осужденный подсел за
   их стол,  стал беспричинно к ним приставать,  угрожал,  что сейчас
   будет  стрелять,  после  чего  неожиданно  достал  нож и "резанул"
   Куцыкова  по  шее,  затем  стал колоть последнего ножом в лицо,  а
   когда тот упал, стал наносить ему удары ногами по телу.
       Из  показаний,  данных на предварительном следствии свидетелем
   Кудеяровой,  следует, что она видела, как осужденный наносил удары
   ногами лежащему на полу мужчине.
       Также  из  показаний,   данных  на  предварительном  следствии
   свидетелем Кулик, следует, что она видела, как Кобыльников сначала
   наносил  удары  рукой в область лица и шеи Куцыкова,  а после того
   как последний упал, - ногами по его телу.
       Согласно  акту  судебно-медицинской  экспертизы у потерпевшего
   обнаружены  множественные  колото-резаные  раны  лобной и височной
   области, шеи и ключицы.
       Вывод  суда  о виновности  Кобыльникова  в причинении  средней
   тяжести  вреда здоровью Морозова,  имевшем место 14.09.2001 в баре
   "Мираж",  также  основан  на доказательствах,  которым в приговоре
   дана надлежащая оценка, в том числе на:
       показаниях   потерпевшего   Морозова  о том,   что  осужденный
   совместно  с другим  лицом  неожиданно беспричинно напали на него,
   при  этом  другое  лицо нанесло ему по голове удар бутылкой из-под
   шампанского, а Кобыльников - несколько ударов металлическим стулом
   также по голове, после чего ему наносили удары ногами;
       показаниях,  данных  на  предварительном следствии свидетелями
   Денисовой (погибшей впоследствии при невыясненных обстоятельствах)
   и Степанюк о том, что они видели, как Кобыльников и находившиеся с
   ним   мужчины   избивали   Морозова,    после   чего   Кобыльников
   металлическим стулом наносил потерпевшему удары по голове;
       аналогичных показаниях свидетеля Сугако;
       акте  судебно-медицинской  экспертизы,   согласно  которому  у
   Морозова обнаружены перелом ребра,  ушиб теменной области головы и
   сотрясение головного мозга.
       Приведенными выше и в приговоре доказательствами опровергаются
   содержащиеся  в кассационных  жалобах доводы о недоказанности вины
   осужденного  в указанных  преступлениях,  а  также  доводы  самого
   осужденного  о том,  что  вывод  о его  виновности основан лишь на
   предположениях.
       Доводы  кассационных жалоб о том,  что приведенные в приговоре
   показания   потерпевшего  Баранова  В.   и  свидетелей  Тютюновой,
   Олейниковой, Отмаховой, Баранова С., Кудеяровой, Кулик, Денисовой,
   Степанюк   являются   недопустимыми   доказательствами,   являются
   несостоятельными.
       В  соответствии  со  ст.  74  УПК  РФ в качестве доказательств
   допускаются,  в частности, показания потерпевшего и свидетеля, а в
   соответствии  со  ст.  75  УПК  РФ  к недопустимым доказательствам
   относятся   показания  потерпевшего  и свидетеля,   основанные  на
   догадке,   предположении,  слухе,  а  также  показания  свидетеля,
   который не может указать источник своей осведомленности.
       Однако,  как  видно  из  материалов  дела,  на предварительном
   следствии потерпевший Баранов В.,  а также вышеназванные свидетели
   допрошены  с соблюдением требований  УПК РФ, и эти их показания не
   являются   недопустимыми  доказательствами,   поскольку  не  имеют
   указанных в ст. 75 УПК РФ признаков.
       Не  может  судебная  коллегия  согласиться  также и с доводами
   жалоб  о том,  что  суд  первой  инстанции  не вправе был огласить
   показания   потерпевшего  Баранова  В.   и  свидетелей  Тютюновой,
   Олейниковой, Отмаховой, Баранова С., Кудеяровой, Кулик, Денисовой,
   Степанюк, данные ими на предварительном следствии.
       Действительно,  в  ст.  281  УПК  РФ  указано,  что  оглашение
   показаний   потерпевшего   и свидетелей  допускается  при  наличии
   существенных   противоречий  между  ранее  данными  показаниями  и
   показаниями,   данными  в суде,  а  также  при  неявке  в судебное
   заседание свидетеля или потерпевшего при согласии сторон.
       Однако  выполнение  этого условия при наличии соответствующего
   ходатайства  одной  из  сторон,  то есть получение согласия другой
   стороны  как  участника  уголовного  судопроизводства на оглашение
   показаний   потерпевшего   или  свидетелей,   не  позволит  лицам,
   принимающим  участие  в уголовном  процессе,  выполнить  на основе
   состязательности  функции обвинения (уголовного преследования) или
   защиты от обвинения.
       В то же время в соответствии со ст. 123 Конституции Российской
   Федерации     судопроизводство     осуществляется     на    основе
   состязательности и равноправия сторон.
       Согласно  ч.   1  ст.   15  Конституции  Российской  Федерации
   Конституция  имеет  высшую  юридическую  силу,  прямое  действие и
   применяется на всей территории Российской Федерации.
       В  соответствии  с этим  конституционным  положением судам при
   рассмотрении  дел  следует  оценивать  содержание закона или иного
   нормативного  правового акта,  регулирующего рассматриваемые судом
   правоотношения,   и   во   всех   необходимых   случаях  применять
   Конституцию  РФ  в качестве акта прямого действия.  Суд,  разрешая
   дело,  применяет непосредственно Конституцию,  в частности,  когда
   придет  к убеждению,  что закон или иной нормативный правовой акт,
   принятый  после  вступления  в силу  Конституции  РФ,  находится в
   противоречии с соответствующими положениями Конституции.
       Следовательно,   суд   первой  инстанции,   огласив  показания
   потерпевшего  и свидетелей по инициативе одной из сторон,  как это
   видно    из   материалов   настоящего   дела   -  по   ходатайству
   государственного    обвинителя,     правомерно    руководствовался
   конституционным принципом уголовного судопроизводства,  основанным
   на  состязательности,  обеспечив тем самым предусмотренные ст.  15
   УПК   РФ   условия  для  исполнения  сторонами  их  процессуальных
   обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
       Другое   толкование   закона   приведет  к невозможности  (при
   отсутствии согласия сторон) оглашения тех показаний потерпевшего и
   свидетелей,   которые   могут   как  уличать,   так  и оправдывать
   обвиняемого,  и  не  будет  способствовать  назначению  уголовного
   судопроизводства.
       Указание  в ст.  281 УПК РФ на согласие сторон как необходимое
   условие  для  оглашения показаний потерпевшего и свидетеля,  ранее
   данных при производстве предварительного расследования,  по смыслу
   процессуального   закона,   рассматриваемому   во   взаимосвязи  с
   вышеуказанным конституционным принципом,  распространяется лишь на
   те  случаи,  когда  суд  придет к выводу о необходимости оглашения
   этих показаний по собственной инициативе.
       Что   касается  содержащихся  в кассационной  жалобе  адвоката
   доводов о том, что дело расследовано и рассмотрено с обвинительным
   уклоном, то они также являются необоснованными.
       Как   видно   из  материалов  дела,   органами  следствия  при
   производстве    предварительного    расследования   и  судом   при
   рассмотрении  дела  в судебном  заседании каких-либо нарушений УПК
   РСФСР,   влекущих  отмену  приговора,   допущено  не  было,   дело
   расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.
       Анализ  приведенных  выше и других имеющихся в материалах дела
   доказательств  свидетельствует о том,  что суд правильно установил
   фактические   обстоятельства   дела  и обоснованно  квалифицировал
   действия осужденного по ст.  ст. 105 ч. 2 п. "и", 111 ч. 3 п. "в",
   222 ч.  1, 30 ч. 3,  105 ч. 2 п. п. "и", "н" и 112 ч. 2 п. п. "г",
   "д", "ж" УК РФ.
       Мера наказания,  назначенная осужденному с учетом общественной
   опасности   содеянного,   всех   обстоятельств   дела   и  данных,
   характеризующих его личность, является справедливой.
       На основании изложенного,  руководствуясь ст.  ст.  377 - 378,
   388 УПК РФ, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       приговор Волгоградского областного суда от 26 июля 2002 года в
   отношении Кобыльникова Игоря Викторовича оставить без изменения, а
   кассационные жалобы - без удовлетворения.
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz