Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

СПРАВКА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 02.06.98 О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С УСЫНОВЛЕНИЕМ (УДОЧЕРЕНИЕМ) ДЕТЕЙ

По состоянию на ноябрь 2007 года
     МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ
   
                        МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
   
                                СПРАВКА
                            2 июня 1998 года
   
      В связи с поручением Верховного Суда  Российской  Федерации  от
   21.10.96 N  ОСП-96  Мособлсудом  были истребованы из судов области
   гражданские дела об  установлении  усыновления,  рассмотренные  по
   существу в соответствии со ст. 125 Семейного кодекса РФ.
      В Мособлсуд представлено 18 дел указанной  категории,  по  всем
   делам вынесены решения об удовлетворении заявлений об установлении
   усыновления (удочерения) ребенка (детей).
      Многие дела   рассмотрены   в   3-5-дневный   срок   с  момента
   поступления заявления в суд; часть дел - в пределах 20 дней.
      Во всех  случаях  подготовка дел к судебному разбирательству не
   проводилась.
      По двум  делам вынесены решения до введения в действие ст.  125
   Семейного кодекса  РФ,  т.е.  до  28.09.96  решение  по  заявлению
   Мурашова А.А. вынесено 05.04.96 (Шаховской райсуд);   по заявлению
   Тарасова Ю.П. - 27.09.96 (Клинский горсуд).
      Во всех делах участвовали прокурор и представитель органа опеки
   и попечительства (ч. 1 ст. 263/4 ГПК РСФСР);
      Ни одно из решений обжаловано не было.
      Проверка выявила,  что  многие  суды  не  соблюдают требования,
   изложенные в ст.ст.  263/2 и 263/3 ГПК РСФСР,  т.е.  рассматривают
   заявления без   документов,   перечисленных   в  указанных  нормах
   (соответственно, не проверяют обстоятельства,  которые могли  быть
   подтверждены этими документами).
      В  4 случаях  решение  вынесено  без  медицинского заключения о
   состоянии здоровья усыновителей (усыновителя) (п. 4 ч. 2 ст. 263/2
   ГПК  РСФСР); в 5 случаях - без медицинского заключения о состоянии
   здоровья,  физическом и умственном развитии усыновляемого  ребенка
   (п. 3 ч. 2 ст. 263/3 ГПК РСФСР).
      Некоторые суды не проверяют зарплату (доходы) заявителей (п.  5
   ч. 2  ст. 263/2  ГПК РСФСР) - 2 случая; наличие  у  них жилплощади
   (п. 6 ч. 2 ст. 263/2 ГПК РСФСР) - 1 случай.
      По  2  делам   отсутствует   акт   обследования  условий  жизни
   усыновителей (п.  1 ч.  2 ст.  263/3 ГПК РСФСР);  по  1  делу  нет
   письменного   заключения   органа   опеки   и   попечительства  об
   обоснованности и    о    соответствии    усыновления     интересам
   усыновляемого ребенка (ч. 1 ст. 263/3 ГПК РСФСР).
      По 2  делам  отсутствуют  документы,  подтверждающие   согласие
   родителей на  усыновление  ребенка  (имеются в виду случаи,  когда
   такое  согласие  необходимо -  ст.  129 Семейного кодекса РФ, п. 4
   ч. 2 ст. 263/3 ГПК РСФСР).
      В общей  сложности  из  18  дел  только  в 10 делах имеются все
   документы, необходимые для рассмотрения по существу  заявления  об
   установлении усыновления.
      Во многих делах (протоколах,  решениях) отсутствуют  отметки  о
   том, что дело рассматривалось в закрытом судебном заседании (ч.  3
   ст. 263/4 ГПК РСФСР),  а также сведения о том,  что копия  решения
   суда направлена  в  орган  записи актов гражданского состояния для
   государственной регистрации усыновления  ребенка  (п.  2  ст.  125
   Семейного кодекса РФ, ч. 3 ст. 263/5 ГПК РСФСР).
      Многие суды неправильно излагают резолютивную часть решения.
      Например, изменяя фамилию,  имя,  отчество,  даты и (или) место
   рождения усыновленного  ребенка,  а  также  удовлетворяя   просьбу
   заявителей о записи их в качестве родителей этого ребенка,  суд не
   указывает в   резолютивной   части   решения    о    необходимости
   производства соответствующей записи в книге записей рождений - как
   это предусмотрено п. 3 ст. 136 Семейного кодекса РФ.
      А вот  как  изложена  резолютивная  часть  решения  по  делу по
   заявлению Тюряевых В.Н., В.А. об установлении усыновления (решение
   Солнечногорского горсуда от 22.10.96).
      Суд решил:  заявление  Тюряевых  В.Н.  и  В.А.   удовлетворить.
   Установить факт усыновления ребенка -  мальчика  Косогорина  Олега
   Владимировича 29.08.96   г.р.  Тюряевым  Виктором  Николаевичем  и
   Тюряевой Валентиной Алексеевной.  Разрешить Тюряевым В.Н.  и  В.А.
   изменить  ребенку  имя  на  "Николай",  отчество  на "Викторович",
   фамилию на "Тюряев",  изменить дату и место  рождения  ребенка  на
   15.09.96, г. Зеленоград.
      Передать ребенка  Косогорина  Олега  Владимировича усыновителям
   Тюряевым Виктору Николаевичу и  Валентине  Алексеевне.  Решение  в
   части передачи    ребенка   усыновителям   подлежит   немедленному
   исполнению, но   может   быть   обжаловано   в   Мособлсуд   через
   Солнечногорский суд в течение 10 дней.
      Как видно из этого решения, суд неправильно изложил суть спора:
   вместо "установления    усыновления"    -    "установление   факта
   усыновления". Кроме того,  суд разрешил вопрос о передаче ребенка,
   хотя такое требование заявлено не было.
      По смыслу  ст.  ст.  124-137  Семейного  кодекса РФ при решении
   вопроса об установлении усыновления не требуется решение вопроса о
   передаче  ребенка,  тем  более что требование о передаче ребенка в
   случае   спора   должно   рассматриваться   в   порядке   искового
   производства   с  участием  в  деле  в  качестве  ответчика  лица,
   удерживающего ребенка.
      По 1 делу суд изменил дату рождения усыновленного ребенка,  при
   этом  вышел  за  пределы  3-месячного  срока,  установленного п. 1
   ст. 135 Семейного кодекса РФ.
      Следует обратить  внимание на то обстоятельство,  что во многих
   случаях суды не проверяют в полном  объеме  право  заявителя  быть
   усыновителем, в соответствии со ст. 127 Семейного кодекса РФ.
   
                                   II
   
      Изучение дел об установлении усыновления показало,  что у судов
   могут возникать неясные  вопросы,  требующие  разъяснения  Пленума
   Верховного Суда   Российской  Федерации. На  наш  взгляд,  следует
   обратить внимание на следующее:
      1. Согласно  п.  4  ч.  2  ст.  263/2  ГПК РСФСР к заявлению об
   установлении усыновления ребенка должно быть приложено медицинское
   заключение о   состоянии   здоровья   усыновителей  (усыновителя).
   Указанное требование  основано  на  положении  ст.  127  Семейного
   кодекса, согласно которому не имеют права быть усыновителями лица,
   которые по  состоянию  здоровья не могут осуществлять родительские
   права.  Перечень заболеваний,  при наличии которых лицо  не  может
   усыновить   ребенка,   устанавливается  Правительством  Российской
   Федерации.
      Такой   Перечень   утвержден    постановлением    Правительства
   Российской Федерации от 01.05.96  N  542.  В  него,  в  частности,
   включены такие заболевания, как туберкулез, заболевания внутренних
   органов, нервной системы, опорно - двигательного аппарата в стадии
   декомпенсации,  инфекционные заболевания до снятия в диспансерного
   учета и т.д.
      В связи с изложенным возникает вопрос,  какой медицинский орган
   и  в  какой  форме  должен  представлять  медицинское  заключение,
   с учетом, что требуются  заключения  разных  специалистов  (разных
   медицинских учреждений).
      Как видно из проверенных дел, в основном заявители представляют
   справки от разных врачей:  терапевта,  невропатолога,  венеролога,
   нарколога и т.д.,  в том числе результаты различных анализов.  Как
   правило, все  эти  медсправки  не  сведены  в   одно   медицинское
   заключение  и  по  существу  на  суд  возлагается  обязанность  по
   представленным данным определить состояние здоровья заявителя.
      Аналогичный вопрос    возникает    относительно    медицинского
   заключения о состоянии здоровья,  физическом и умственном развитии
   усыновляемого ребенка.
      Как видно из материалов гражданских дел,  в тех случаях,  когда
   усыновляется ребенок,   находящийся   в   медицинском   учреждении
   (роддом, Дом ребенка и т.д.), такое заключение представляется этим
   же медицинским  учреждением.  Если  же,  например,  речь  идет  об
   усыновлении  ребенка  его  отчимом  или  мачехой,  то  медицинские
   документы   представляют   собой   различные   справки   различных
   специалистов без общего вывода о состоянии здоровья  ребенка,  тем
   более вывода о его физическом и умственном развитии.
      2. Согласно  п.  3  ст.  129  Семейного  кодекса  РФ  в  случае
   усыновления ребенка  его отчимом (мачехой) не требуется заключение
   органа опеки и попечительства о соответствии усыновления интересам
   ребенка.
      В связи с этим возникает вопрос,  требуется ли в  таком  случае
   медицинское заключение    о    состоянии   здоровья   усыновителя,
   усыновляемого ребенка,  а также  акт  обследования  условий  жизни
   усыновителя, справка   о   его   зарплате   (доходах),   как   это
   предусмотрено  ст.ст. 263/2, 263/3 ГПК РСФСР для общих случаев.
      3. Ст.  130 Семейного кодекса РФ содержит перечень случаев, при
   которых  не  требуется   согласие   родителей   ребенка   на   его
   усыновление.
      Например, такое согласие не требуется, если родители ребенка по
   причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не
   проживают совместно с ребенком и уклоняются от  его  воспитания  и
   содержания.
      В соответствии с  п. 5 ч. 2  ст. 263/3 ГПК РСФСР в таком случае
   необходимо представить   документ,  подтверждающий  наличие  этого
   обстоятельства.
      В связи  с изложенным возникает вопрос:  о каком документе идет
   речь в п. 5 ч. 2 ст. 263/3 ГПК РСФСР?
      Очевидно, что  до решения вопроса об установлении усыновления в
   указанном выше случае требуется судебное  решение,  которым  будет
   установлен факт  непроживания  родителей с ребенком и уклонения от
   его воспитания и  содержания  свыше  6  месяцев  без  уважительных
   причин.
      По нашему  мнению,  этот  факт   не   может   быть   установлен
   одновременно с  установлением  усыновления  по следующим причинам:
   дела об установлении усыновления рассматриваются в порядке особого
   производства  в закрытом судебном заседании.  Вопрос же о виновном
   поведении родителей в отношении усыновляемого  ребенка,  очевидно,
   должен рассматриваться в порядке искового производства с вызовом в
   суд в  качестве  ответчиков  родителей  ребенка.  Указанные в п. 4
   ст. 130 Семейного кодекса обстоятельства должны  быть  доказаны не
   только объяснениями  сторон  и  трех   лиц,   но   и   показаниями
   свидетелей, письменными доказательствами и т.д.
      В случае совместного рассмотрения этих вопросов будет  нарушена
   тайна усыновления (ст. 139 Семейного кодекса РФ).
      Кроме того,  в интересах усыновителя и родителей  усыновленного
   ребенка необходимо,    чтобы    решение   суда   об   установлении
   обстоятельств, предусмотренных п. 4  ст. 130 Семейного кодекса РФ,
   вступило в законную силу до установления усыновления.
      Помимо перечисленных выше вопросов возникают и такие:
      - кто    может    предъявить    требование    об   установлении
   обстоятельств, предусмотренных  п. 4  ст. 130 Семейного кодекса РФ
   (очевидно, орган опеки и попечительства, прокурор);
      - какова правильная формулировка требования;
      - как должна излагаться резолютивная часть решения?
      На наш взгляд,  все эти  вопросы  требуют  разъяснения  Пленума
   Верховного Суда Российской Федерации.
      4. Принципиальным является и следующий вопрос.
      Согласно п. 6 ст. 71 Семейного кодекса РФ усыновление ребенка в
   случае лишения  родителей  (одного  из  них)   родительских   прав
   допускается не  ранее  истечения  шести  месяцев  со дня вынесения
   решения суда о лишении  родителей  (одного  из  них)  родительских
   прав. На это условие специально обращено внимание и в п. 3 ст. 130
   Семейного кодекса РФ.
      В таком  случае  возникает  вопрос:  А  почему  для  родителей,
   которые без уважительных причин более шести месяцев  не  проживают
   совместно  с  ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания
   (п.  4 ст. 130 Семейного Кодекса РФ) не предусмотрен такой же (или
   более продолжительный) срок?
      Очевидно, что такое различие в правах родителей недопустимо,тем
   более, что   лишение  родительских  прав  является  крайней  мерой
   реагирования на виновное поведение родителей. Предоставленная этой
   категории граждан 6-месячная отсрочка должна распространяться и на
   граждан, указанных в  п. 4  ст.130 Семейного кодекса РФ, а также в
   п. 2   ст. 133  Семейного  кодекса  РФ (о последних будет изложено
   ниже).
      Попутно возникает     вопрос:     почему    6-месячный    срок,
   предусмотренный п. 6  ст. 71  Семейного  кодекса  РФ отсчитывается
   со дня вынесения решения, а не  со дня вступления такого решения в
   законную силу? Представляется, что последнее уточнение более полно
   отвечает  смыслу  и  содержанию  п. 6  ст. 71 Семейного Кодекса РФ
   (с учетом того,  что  фактические  сроки  прохождения  дел   через
   кассационную инстанцию исчисляются несколькими неделями).
      5. Согласно п. 2  ст. 133 Семейного кодекса РФ согласие супруга
   на усыновление  ребенка  не  требуется,  если  супруги  прекратили
   семейные отношения,  не проживают совместно  более  года  и  место
   жительства другого   супруга   неизвестно.   В   таком   случае  в
   соответствии с  п. 3   ч. 2  ст. 263/2 ГПК  РСФСР к  заявлению  об
   установлении усыновления  ребенка  должен  быть приложен документ,
   подтверждающий, что  супруги  прекратили  семейные  отношения,  не
   проживают совместно  более года и место жительства другого супруга
   неизвестно. При    невозможности     приобщить     к     заявлению
   соответствующие документы   в   заявлении   должны   быть  указаны
   доказательства, подтверждающие эти факты.
      Из содержания этих статей неясно, о каком документе идет речь в
   п. 3  ч.  2  ст.  263/2  ГПК   РСФСР.   Поскольку   предполагается
   возможность рассмотрения   заявления   без   подобного  документа,
   очевидно, речь идет не о судебном решении.
      Таким образом   законодатель  предлагает  суду  одновременно  с
   вопросом  об  установлении  усыновления  решать  вопрос   о   том,
   требуется ли в подобном случае согласие супруга или нет,  и с этой
   целью  проверять  доказательства,  подтверждающие  обстоятельства,
   перечисленные в п. 2 ст. 133 Семейного кодекса РФ.
      Однако такими доказательствами в подобных случаях, как правило,
   являются свидетельские показания.
      Таким образом,  будет  нарушена  тайна усыновления.  Кроме того
   отсутствующий супруг  лишается  права  обжаловать  вынесенное   по
   делу решение, т.к. не является участником процесса.
      Думается, что   изложенные   нами   выше   доводы   о   порядке
   рассмотрения дел при наличии обстоятельств,  предусмотренных п.  4
   ст. 130 Семейного кодекса РФ (п.  3, 4 нашей справки), относятся и
   к случаям, предусмотренным п. 2 ст. 133 Семейного кодекса РФ.
   
                                  III
   
      Вопросы, требующие   разъяснения   Пленума   Верховного    Суда
   Российской Федерации,  по  другим  делам,  связанным с воспитанием
   детей. В  соответствии  со  ст.  24  Семейного  кодекса   РФ   при
   расторжении  брака в судебном порядке супруги могут представить на
   рассмотрение суда соглашение о том,  с кем из них будут  проживать
   несовершеннолетние  дети,  о порядке выплаты средств на содержание
   детей.
      В случае,    если    соглашение   по   перечисленным   вопросам
   отсутствует, а  также  в  случае,  если  установлено,  что  данное
   соглашение нарушает  интересы  детей  или одного из супругов,  суд
   обязан определить,   с   кем   из   родителей   будут    проживать
   несовершеннолетние дети  после  развода,  с  кого из родителей и в
   каких размерах  взыскиваются алименты на их детей.
      Содержание указанной статьи вызывает ряд вопросов.
      Во-первых, кто должен устанавливать  соответствие  достигнутого
   родителями соглашения интересам детей.
      На этот вопрос имеется ответ в  п. 2  ст. 64 Семейного  кодекса
   РФ, согласно  которому  родители  не  вправе представлять интересы
   своих детей,  если органом опеки и попечительства установлено, что
   между интересами родителей и детей имеются противоречия.  В случае
   разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства
   обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.
      Таким образом,  не  суд,  а  прежде   всего   орган   опеки   и
   попечительства проверяет соглашение о воспитании детей.
      Согласно ст. 78 Семейного кодекса РФ:
      1. При  рассмотрении  судом  споров,  связанных  с  воспитанием
   детей, независимо от того,  кем предъявлен иск в защиту ребенка, к
   участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства.
      2. Орган опеки и попечительства  обязан  провести  обследование
   условий   жизни  ребенка  и   лица  (лиц),  претендующего  на  его
   воспитание, и представить суду акт обследования  и  основанное  на
   нем заключение по существу спора.
      Из смысла указанных выше положений Семейного кодекса  вытекает,
   что и  дела  о  расторжении брака между супругами,  имеющими общих
   несовершеннолетних детей,  должны   рассматриваться   с   участием
   представителя органа опеки и попечительства.
      Обращает на себя внимание указание в  ст. 24 Семейного  кодекса
   РФ на  обязанность  суда  решать  вопросы  воспитания и содержания
   детей независимо от наличия спора и предъявления  соответствующего
   требования.
      Такая редакция  ст. 24 Семейного кодекса РФ противоречит  ч.  3
   ст. 14    ГПК    РСФСР,    согласно    которой    суд,    сохраняя
   беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и
   полного исследования   обстоятельств   дела:   разъясняет   лицам,
   участвующим в  деле,  их  права  и  обязанности,  предупреждает  о
   последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и
   в случаях,  предусмотренных  настоящим  кодексом,   оказывает   им
   содействие в осуществлении их прав.
      Кроме того,  процессуальным законодательством не  предусмотрена
   обязанность   суда   выходить   за   пределы  исковых  требований,
   предусмотрено лишь право.
      Все эти  вопросы,  по  нашему  мнению,  требуют  разъяснений со
   стороны Верховного Суда РФ.
      Городские (районные)  суды  области  назвали следующие вопросы,
   которые вызывают у них затруднения при решении споров, связанных с
   воспитанием детей:
      1. Каким образом разрешаются споры между родителями  по  поводу
   осуществления родительских  прав,  если  оба  родителя проживают с
   ребенком по одному адресу?  Например,  может  ли  в  таком  случае
   решаться вопрос о передаче ребенка одному из родителей?
      2. Вправе ли родители (либо дети) обжаловать в суд  (либо  иной
   орган)   решение   органа  опеки  и  попечительства  о  назначении
   представителя  для  защиты  прав  и  интересов детей (п. 2  ст. 64
   СК РФ).
      Например, если возник спор по кандидатуре  представителя.  Если
   "да", то  какие обстоятельства должен учитывать суд при разрешении
   данных споров?
      3. Каков порядок рассмотрения исков об установлении отцовства в
   отношении иностранных граждан,  проживающих за границей и временно
   находящихся на территории РФ?
   
                                     Судебная коллегия по гражданским
                                    делам Московского областного суда
   
   
   ------------------------------------------------------------------
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz