Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 16-О05-3СП ОТ 15.03.2005 ПРИГОВОР СУДА ИЗМЕНЕН: ДЕЙСТВИЯ ОСУЖДЕННЫХ ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАНЫ С П. "В" Ч. 4 СТ. 162 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ (В РЕДАКЦИИ ОТ 08.12.2003) НА П. "В" Ч. 3 СТ. 162 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ (В РЕДАКЦИИ 1996 ГОДА), ПОСКОЛЬКУ ВНЕСЕННЫЕ В СТ. 162 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ ОТ 08.12.2003 ИЗМЕНЕНИЯ НЕ УЛУЧШАЮТ ПОЛОЖЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 15 марта 2005 года
   
                                                     Дело N 16-о05-3сп
   
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской
   Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Кузнецова В.В.,
       судей                                           Бахтиева Р.Х.,
                                                          Ботина А.Г.
   
       рассмотрела   15   марта   2005  года  в   судебном   заседании
   кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Шапченко Е.В.  в  его
   защиту  на  приговор Волгоградского областного суда  от  22  ноября
   2004  года,  которым  С.,  родившийся 10  апреля  1983  года  в  г.
   Гудермесе  Чеченской  Республики, с неполным средним  образованием,
   судимый  25 сентября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. "а"  УК  РФ  к  2
   годам  лишения свободы условно с двухгодичным испытательным сроком,
   осужден  к  лишению  свободы: по ст. 162 ч.  4  п.  "в"  УК  РФ  (в
   редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8  лет,  по
   ст.  105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет, на основании  ст.  69
   ч.  3  УК  РФ  по совокупности этих преступлений, путем  частичного
   сложения наказаний, на 12 лет. На основании ст. ст. 74 ч.  5  и  70
   ч.  3  УК  РФ  по  совокупности приговоров  окончательно  назначено
   наказание  в виде 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной
   колонии строгого режима.
       П., родившийся 30 января 1985 года в с. Кузьмичи Городищенского
   района  Волгоградской  области,  с неполным  средним  образованием,
   несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК  РФ
   (в  редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) на 8  лет,
   по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 13 лет, по ст. ст. 30 ч.  3
   и  167  ч.  2  УК РФ на 1 год, на основании ст. 69 ч. 3  УК  РФ  по
   совокупности  этих  преступлений  окончательно,  путем   частичного
   сложения  наказаний,  на 14 лет в исправительной  колонии  строгого
   режима.
       На   приговор   в   отношении   П.  кассационные   жалобы   или
   представление не поданы, и дело рассматривается в порядке  ст.  360
   ч. 2 УПК РФ.
       Разрешена и судьба вещественных доказательств.
       Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного С.,
   поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора  Сафонова
   Г.П.,   полагавшего  приговор  оставить  без  изменения,   Судебная
   коллегия
   
                              установила:
   
       в  соответствии  с  вердиктом присяжных заседателей  осужденные
   признаны виновными:
       С.  и П. - в совершении группой лиц по предварительному сговору
   разбойного  нападения на П-ва с целью хищения имущества  в  крупном
   размере,  с  использованием предмета (ножа) в  качестве  оружия,  с
   причинением  тяжкого вреда здоровью и в его убийстве  группой  лиц,
   сопряженном с разбоем;
       П. - в покушении на уничтожение чужого имущества путем поджога.
       Преступления совершены 27 июня 2003 года, примерно в 22 часа, в
   городе  Обильном  Иовлинского  района  Волгоградской  области   при
   обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
       В  кассационных  жалобах и дополнениях к ним  осужденный  С.  и
   адвокат  Шапченко Е.В. считают, что при производстве по  настоящему
   уголовному   делу   нарушены   требования  уголовно-процессуального
   закона.  В частности, указывают, что председательствующий влиял  на
   формирование   коллегии   присяжных   заседателей   тем,   что   не
   удовлетворял     отводы    и    самоотводы.     Утверждают,     что
   председательствующий   и  государственный   обвинитель   делали   в
   нарушение   ст.   335   УПК   РФ   заявления,   способные   вызвать
   предубеждение   к   подсудимым   присяжных   заседателей.   Считают
   незаконным   и   то,  что  они  акцентировали  внимание   присяжных
   заседателей   на   то,  что  предыдущий  оправдательный   приговор,
   постановленный  в  соответствии  с  вердиктом  коллегии   присяжных
   заседателей  о  невиновности С. и П., был  отменен  в  кассационном
   порядке.  Осужденный  С. утверждает, что он  невиновен.  Указывает,
   что  ему  стало  известно  об  убийстве  П-ва  от  осужденного   П.
   Полагает,  что  на  вердикт коллегии присяжных  заседателей  о  его
   виновности  повлияло  ходатайство  государственного  обвинителя  об
   оглашении  материалов предыдущего судебного заседания  и  заявление
   судьи   об   ответственности  присяжных  заседателей  за  вынесение
   повторного  вердикта  о невиновности осужденных.  Считает,  что  на
   присяжных  заседателей  могли оказать влияние  также  эмоциональные
   показания  потерпевшей,  не  являвшейся  очевидцем,  о  проявленной
   осужденными   жестокости   при   убийстве   П-ва.   Считают,    что
   обстоятельства   дела  в  целом  и,  в  частности,   обстоятельства
   получения  С. повреждений, надлежащим образом не проверены.  Просят
   приговор   отменить,   а   дело   направить   на   новое   судебное
   разбирательство в тот же суд в ином составе суда.
       В письменных возражениях государственный обвинитель Бахтигузина
   Н.Ф. просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.
       Судебная  коллегия,  изучив материалы  дела,  проверив  доводы,
   содержащиеся  в кассационных жалобах, и возражения государственного
   обвинителя,  находит  приговор  в  отношении  С.  и  П.  подлежащим
   изменению по следующим основаниям.
       Из  протокола  судебного заседания усматривается, что  коллегия
   присяжных  заседателей  по  настоящему  делу  была  сформирована  в
   полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.
       Подготовительная  часть  судебного заседания,  в  ходе  которой
   председательствующий  по  настоящему  делу  разъяснил  сторонам  их
   права,  предусмотренные главой 36 УПК РФ,  а  также  право  заявить
   мотивированный  и  немотивированный отводы  присяжным  заседателям,
   проведена председательствующим в соответствии со ст. 327 УПК РФ.
       Вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели,
   в  том  числе  с  проверкой  наличия обстоятельств,  препятствующих
   участию   лиц  в  качестве  присяжных  заседателей  в  рассмотрении
   настоящего  уголовного  дела,  судом  разрешены  в  соответствии  с
   требованиями ст. 326 УПК РФ.
       Присяжные  заседатели приняли присягу, текст которой изложен  в
   ст.  332  УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные  ст.
   333 УПК РФ.
       Имеющееся  в  материалах дела напутственное слово  к  присяжным
   заседателям,    исполненное    председательствующим    по     делу,
   соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем отсутствует  личное
   мнение   судьи   по  вопросам,  поставленным  им  перед   коллегией
   присяжных заседателей и согласованным с участниками процесса.
       Содержащиеся  в  кассационных жалобах в защиту  осужденного  С.
   доводы   о   том,   что   председательствующий  и   государственный
   обвинитель   в  обращениях  к  коллегии  присяжных  заседателей   в
   нарушение  уголовно-процессуального законодательства  ссылались  на
   отменный  предыдущий приговор, а также на показания  потерпевшей  в
   судебном заседании, являются необоснованными.
       В  п.  8  ст.  335 УПК РФ не предусмотрены ограничения  участия
   присяжных  заседателей  в исследовании доказательств  по  выяснению
   обстоятельств совершения преступлений.
       Ограничение   участия  присяжных  заседателей  в   исследовании
   доказательств,   на  которые  ссылаются  в  кассационных   жалобах,
   допустимо лишь в связи с данными о личности подсудимого,  если  они
   могли вызвать у них предубеждение в отношении осужденного, и то  за
   исключением   предела,  необходимого  для  установления   отдельных
   признаков   состава   преступления,  в   совершении   которого   он
   обвиняется.
       Согласно  ст.  335 УПК РФ председательствующий  по  собственной
   инициативе,  а  также  по ходатайству сторон  обязан  исключить  из
   уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась  в
   ходе судебного разбирательства.
       Объективные  данные  о  том, что вердикт присяжных  заседателей
   основан  на  недопустимых доказательствах, полученных с  нарушением
   закона,  как  об  этом  указывается в жалобах,  в  материалах  дела
   отсутствуют.
       Как  видно  из протокола судебного заседания, не было оснований
   для  признания  каких-либо  протоколов  следственных  действий  или
   показаний потерпевшей недопустимыми доказательствами обвинения.
       Ссылка,    содержащаяся    в    кассационных    жалобах,     на
   необоснованность   признания  виновным  в   убийстве   потерпевшего
   осужденного  С.,  к  тому  же не освидетельствованного  на  наличие
   телесных повреждений, является неосновательной.
       В  соответствии со ст. ст. 334 и 339 УПК РФ вопросы  совершения
   или  несовершения  преступлений, доказанности  или  недоказанности,
   виновности  или  невиновности подсудимого  -  компетенция  коллегии
   присяжных  заседателей и согласно ст. ст. 347 и 348 УПК РФ  вердикт
   коллегии  присяжных заседателей, является обязательным  и  сторонам
   запрещается ставить его под сомнение.
       Нельзя   согласиться   и  с  тем,  что   по   настоящему   делу
   государственным  обвинителем  и  председательствующим  судьей  было
   оказано  незаконное воздействие на присяжных заседателей и допущено
   ущемление  прав  участников  процесса  при  составлении  вопросного
   листа для совещательной комнаты.
       Нарушения требований как ст. ст. 333, 334, 338, 343 УПК РФ  при
   исследовании  обстоятельств дела, составлении  вопросного  листа  и
   вынесении  коллегией присяжных заседателей своего вердикта,  так  и
   других  положений закона, регламентирующих процессуальные  действия
   после провозглашения вердикта, не допущено.
       После  вынесения  обвинительного вердикта  по  настоящему  делу
   судебное  разбирательство было продолжено с  участием  сторон,  при
   этом  были  исследованы обстоятельства, связанные  с  квалификацией
   содеянного   осужденными,  назначением  им  наказания   и   другими
   вопросами,  разрешаемыми  судом  при  постановлении  обвинительного
   приговора.
       Эти  процессуальные действия выполнены в рамках,  установленных
   ст. 347 УПК РФ.
       Оснований  для  отмены приговора в отношении С.,  как  об  этом
   просят в кассационных жалобах, не имеется.
       В  соответствии со ст. 348 УПК РФ и на основании обвинительного
   вердикта   коллегии   присяжных  заседателей  и   обстоятельствами,
   установленными   без   участия  присяжных  заседателей,   действия,
   связанные    с   убийством   потерпевшего   П-ва,   квалифицированы
   председательствующим   правильно.   Правильно   квалифицированы   в
   приговоре  по  ст.  ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК  РФ  и  действия  П.,
   связанные с поджогом дома.
       Что касается действий, связанных с совершением осужденными С. и
   П.  разбоя,  то судом первой инстанции они квалифицированы  по  ст.
   162  ч.  4  п.  "в"  УК  РФ в редакции ФЗ от 8  декабря  2003  года
   неправильно.
       Как установлено материалами дела и вердиктом коллегии присяжных
   заседателей, преступления совершены 27 июня 2003 года.
       В  соответствии  со  ст.  ст.  9 и  10  УК  РФ  преступность  и
   наказуемость  деяния определяется уголовным законом,  действовавшим
   во  время  совершения  этого  деяния, и только  закон,  устраняющий
   преступность   деяния,   смягчающий  наказание   или   иным   путем
   улучшающий   положение  лица,  совершившего   преступление,   имеет
   обратную силу.
       Внесенные в ст. 162 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003
   года изменения не улучшают положение осужденных.
       Санкция в виде лишения свободы по ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции
   ФЗ от 8 декабря 2003 года не смягчена по сравнению с санкцией ч.  3
   ст.  162  УК РФ в редакции 1996 года. Более того, в новой  редакции
   предусмотрено еще и наказание в виде штрафа.
       Следовательно,   действия  осужденных  С.   и   П.   необходимо
   переквалифицировать на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ  в  редакции  1996
   года.
       В  приговоре  правильно приведены обстоятельства,  влияющие  на
   назначение наказания.
       Назначенное наказание является справедливым с учетом  характера
   совершенных  преступлений, обстоятельств дела и данных о  личностях
   осужденных   С.  и  П.,  а  изменение  правовой  оценки   действий,
   связанных  с хищением чужого имущества, не является основанием  для
   дальнейшего смягчения наказания.
       На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388
   УПК РФ, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       приговор Волгоградского областного суда от 22 ноября 2004  года
   в отношении П. и С. изменить:
       действия их переквалифицировать со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ  в
   редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК  РФ  в
   редакции 1996 года, по которой назначить каждому по 8 (восемь)  лет
   лишения свободы;
       П. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений,
   предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч.  3  п.  "в"
   (в  редакции  1996  года), 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК  РФ,  окончательно
   назначить,  путем частичного сложения наказаний, 14  (четырнадцать)
   лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
       С. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений,
   предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч.  3  п.  "в"
   (в  редакции 1996 года) УК РФ, назначить 12 лет лишения свободы,  а
   в  соответствии со ст. ст. 74 ч. 5 и 70 ч. 3 УК РФ по  совокупности
   приговоров   окончательно  назначить,  путем  частичного   сложения
   наказаний,  12  (двенадцать)  лет  6  месяцев  лишения  свободы   в
   исправительной колонии строгого режима.
       В   остальном   приговор  о  них  оставить  без  изменения,   а
   кассационные жалобы в защиту С. - без удовлетворения.
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz