Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 72-О04-64 ОТ 01.12.2004 ЗАКЛЮЧЕНИЕ СУДА О НАЛИЧИИ В ДЕЙСТВИЯХ ЛИЦА ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 1 СТ. 215.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ, ОСТАВЛЕНО БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, ПОСКОЛЬКУ В СТАДИИ РЕШЕНИЯ ВОПРОСА О ДАЧЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ О НАЛИЧИИ В ДЕЙСТВИЯХ ЛИЦА ПРИЗНАКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОСТАТОЧНО УСТАНОВЛЕНИЯ САМОГО ФАКТА ПРОТИВОПРАВНОСТИ ДЕЯНИЯ, В СООТВЕТСТВИИ С ПОНЯТИЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ,

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                        от 1 декабря 2004 года
   
                                                      Дело N 72-о04-64
   
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской
   Федерации в составе:
   
       председательствующего                           Разумова С.А.,
       судей                                         Ермолаевой Т.А.,
                                                         Линской Т.Г.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  1  декабря  2004  года
   материалы   по   кассационной  жалобе  адвоката  Рысина   П.Г.   на
   заключение   судебной  коллегии  по  уголовным   делам   Читинского
   областного  суда от 24 сентября 2004 года, которым в действиях  Г.,
   1  января 1949 года рождения, уроженца пос. Майска Томской области,
   несудимого,  являвшегося генеральным директором  ОАО  "Приаргунское
   производственное   горно-химическое   объединение"   и    депутатом
   Читинской  областной  Думы, установлено наличие  признаков  состава
   преступлений,  предусмотренных ст. 215.1 ч. 1 УК РФ,  и  отсутствие
   признаков преступления, предусмотренного ст. 201 ч. 1 УК РФ.
       Заслушав   доклад  судьи  Верховного  Суда  РФ  Линской   Т.Г.,
   возражения   на   кассационную  жалобу  прокурора  Тришевой   А.А.,
   полагавшей,  что  заключение подлежит оставлению без  изменения,  а
   кассационная жалоба - без удовлетворения, Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       в  кассационной  жалобе  адвокат Рысин П.Г.  просит  об  отмене
   заключения  Читинского областного суда и о признании  отсутствия  в
   действиях Г. признаков преступления, предусмотренного ст. 215.1  ч.
   1  УК РФ. В обоснование своей просьбы адвокат ссылается на то,  что
   26  февраля 2004 года судебной коллегией Читинского областного суда
   было   рассмотрено  представление  прокурора,  по   которому   было
   вынесено   заключение  об  отсутствии  в  действиях  Г.   признаков
   преступления,  предусмотренного ч. 1 ст.  215.1  УК  РФ.  В  жалобе
   указываете, что предметом рассмотрения судом 26 февраля  2004  года
   и  24  сентября  2004 года судом были приняты два взаимоисключающие
   друг  друга  решения  по вопросу прекращения подачи  электроэнергии
   потребителям  пос.  Усть-Борзя. Кроме того, адвокат,  не  оспаривая
   того,  что жители пос. Усть-Борзя не получали электроэнергию  с  28
   апреля  2003 года по 30 октября 2003 года, и признавая этот  период
   длительным, выражает свое несогласие с выводами суда о том,  что  в
   действиях Г. содержались признаки преступления.
       В  возражениях на кассационную жалобу прокурор Козлов просит об
   оставлении  заключения  без изменения, кассационной  жалобы  -  без
   удовлетворения.
       Проверив представленные в судебную коллегию материалы,  обсудив
   доводы   кассационной  жалобы,  судебная  коллегия  не  усматривает
   оснований к ее удовлетворению по следующим основаниям.
       Из  представленных  материалов видно,  что  прокурор  Читинской
   области  обратился  в  суд с представлением  о  даче  заключения  о
   наличии признаков преступлений, предусмотренных ст. ст. 215.1 ч.  1
   и 201 ч. 1 УК РФ, в действиях депутата Читинской областной Думы Г.
       Согласно   представлению  прокурора  Г.,  являясь   генеральным
   директором   ОАО  "Приаргунское  производственное  горно-химическое
   объединение", которое по договору энергоснабжения от 8 января  2003
   года  приобретало  у ЮПЭС ОАО "Читаэнерго" электроэнергию  и  через
   принадлежащую  акционерному обществу главную понизительную  станцию
   поставляло   электроэнергию   в   производственные   объекты    ОАО
   "Приаргунского производственного горно-химического объединения",  а
   также состоявшим с ним в договорных отношениях потребителям, в  том
   числе  муниципальному унитарному предприятию "ЖКХ", обеспечивающему
   электроэнергией  жилые дома села Усть-Борзя, школу и  администрацию
   села.
       В  связи  с задолженностью ОАО "Приаргунского производственного
   горно-химического  объединения" по оплате за  электроэнергию  перед
   ЮПЭС  ОАО "Читаэнерго" в размере 508966 рублей, 28 апреля 2003 года
   предприятию была прекращена подача электроэнергии.
       Г.  как лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой
   организации,  дал  указание  по ограничению  подачи  электроэнергии
   жителям    села   Усть-Борзя   через   принадлежащий    предприятию
   электросетевой комплекс, что повлекло причинение крупного ущерба  и
   других тяжких последствий.
       Подключение  электроэнергии потребителям было произведено  лишь
   30   октября  2003  года.  Отсутствие  электроэнергии   в   течение
   длительного   времени   повлекло  нарушение  конституционных   прав
   граждан, которые не имели задолженности по оплате за услуги, в  том
   числе  инвалидам, ветеранам труда, одиноким матерям, пенсионерам  и
   причинение   материального  ущерба  в  размере   936172   рубля   и
   морального  вреда  в  размере  133390000  рублей,  который  признан
   крупным.
       В  представлении  прокурора также указывалось,  что  Г.  своими
   действиями  преследовал  цель получения  материальной  прибыли  для
   себя и других лиц.
       Представленные в судебную коллегию материалы свидетельствуют  о
   том,   что  и.о.  прокурора  Ононского  района  Читинской   области
   Марусининым  А.В.  14  ноября 2003 года было  возбуждено  уголовное
   дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 215.1 ч. 1  УК
   РФ  по  факту  отключения от источника электроэнергии жителей  села
   Усть-Борзи, Усть-Борзинской школы и администрации села в  период  с
   14  мая  -  5 июня 2003 года по 30 октября 2003 года, что  повлекло
   тяжкие последствия для жителей села.
       На   основании   материалов   предварительного   расследования,
   свидетельствующих, по мнению органов следствия,  о  причастности  к
   вышеуказанному   преступлению  Г.,   прокурор   Читинской   области
   обратился  в  Читинский  областной  суд  с  представлением  о  даче
   заключения о наличии в действиях депутата Читинской областной  Думы
   Г.  признаков преступления, предусмотренного ст. ст. 215.1 ч.  1  и
   201 ч. 1 УК РФ.
       В подтверждение вышеизложенных доводов представления прокурором
   были   документы,  в  том  числе:  копии  договоров,   регулирующих
   отношения  между  ОАО  "Читаэнерго", Приаргунским  производственным
   горно-химическим  объединением и Усть-Борзинским  ЖКХ  по  поставке
   электроэнергии  от  поставщика  к  потребителям;  копии  протоколов
   допросов  лиц, причастных к отключению и подключению электроэнергии
   потребителям    и    другие   материалы,   обосновывающие    доводы
   представления.
       Исходя из того, что в соответствии со ст. 448 УПК РФ, предметом
   доказывания  по  представлению  прокурора  является  наличие   либо
   отсутствие в деянии Г. признаков преступлений, предусмотренных  ст.
   ст.  215.1  ч. 1 и 201 ч. 1 УК РФ, а также того, что в соответствии
   с   диспозицией  ст.  215.1  ч.  1  УК  РФ  признаками   указанного
   преступления   являются  незаконное  прекращение  или   ограничение
   подачи  потребителям электрической энергии, совершенное должностным
   лицом в коммерческой или иной организации, повлекшее причинение  по
   неосторожности  крупного  ущерба или иные тяжкие  последствия,  суд
   пришел  к  выводу  о  наличии в действиях Г.  признаков  указанного
   преступления
       Представление прокурора о даче заключения о наличии в действиях
   Г.  признаков преступления, предусмотренного ст. 201 ч. 1 УК РФ без
   удовлетворения по основаниям, указанным в заключении.
       По  мнению  Судебной  коллегии, заключение  суда  о  наличии  в
   действиях  Г. признаков состава преступления, предусмотренного  ст.
   215.1  УК  РФ, мотивировано и основано на законе, поэтому оснований
   к отмене его Судебная коллегия не усматривает.
       Суд  правильно  указал  в  заключении,  что  в  соответствии  с
   требованиями  ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного  дела
   в   отношении   депутата  законодательного  органа  государственной
   власти  субъекта  Российской Федерации  принимается  прокурором  на
   основании  заключения Судебной коллегии при установлении  в  деянии
   признаков преступления.
       Ст. 14 УК РФ определено понятие преступления и его признаков. В
   соответствии  с  данным  законом преступлением  признается  виновно
   совершенное  общественно  опасное  деяние,  запрещенное   настоящим
   Кодексом под угрозой наказания.
       Признаками преступления являются: противоправность деяния,  его
   общественная опасность, виновность и наказуемость.
       Для  наступления правовых последствий необходимо  одновременное
   наличие  всех четырех признаков. Отсутствие хотя бы одного  из  них
   исключает возможность применения уголовного закона.
       Понятие   противоправности   преступления   предполагает,   что
   совершенное  или  рассматриваемое  деяние  подпадает  под  действие
   уголовного закона.
       Установив  причастность  Г.  к  отключению  электроэнергии   от
   объектов жизнеобеспечения, суд обоснованно пришел к выводу  о  том,
   что    указанные    действия   содержат   признаки    преступления,
   предусмотренного  ст.  215.1  УК  РФ,  предусматривающей  уголовную
   ответственность за прекращение подачи электроэнергии.
       Установление   судом  наличия  признака  преступления,   а   не
   признаков   состава  его  не  определяет  понятия  законного   либо
   незаконного  отключения  электроэнергии  и  не  свидетельствует  об
   установлении судом факта причинения действиями Г. крупного  ущерба,
   тяжкого  вреда  здоровью  или иных, тяжких последствий.  На  данной
   стадии  закон  и  не требует установления указанных  обстоятельств,
   поскольку  они  характеризуют объективную  сторону  преступления  и
   подлежат исследованию в стадии предварительного расследования.
       Вопрос о законности или незаконности действий Г., наличия в его
   действиях  уголовно  наказуемого деяния  может  быть  решен  только
   после проверки и оценки всех собранных по делу доказательств.
       Таким  образом,  поскольку  в стадии  решения  вопроса  о  даче
   заключения   о  наличии  в  действиях  лица  признака  преступления
   достаточно  установления  самого факта противоправности  деяния,  в
   соответствии с понятием преступления, определенным ст.  14  УК  РФ,
   Судебная коллегия находит заключение законным и обоснованным.
       Утверждение  в  жалобе о том, что судом  в  разное  время  были
   приняты  разные  решения  по  одним и тем  же  обстоятельствам,  не
   соответствует действительности. Заключение суда от 26 февраля  2004
   года,  на которое ссылается в своей жалобе адвокат, было дано судом
   по  представлению  прокурора на действия Г. за период  времени,  не
   относящийся к отключению электроэнергии в с. Усть-Борзя, с  14  мая
   2003 года по 5 июня 2003 года.
       На  основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378
   и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       заключение  судебной  коллегии по  уголовным  делам  Читинского
   областного  суда от 24 сентября 2004 года в отношении  Г.  оставить
   без    изменения,   а   кассационную   жалобу   адвоката   -    без
   удовлетворения.
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz