Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 08.01.2002 N КАС 01-494 О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ ПУНКТА 1 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОТ 06.10.1998 N 1159

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                              ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                   от 8 января 2002 г. N КАС 01-494
   
       Кассационная  коллегия  Верховного Суда Российской Федерации в
   составе:
   
       председательствующего                           Толчеева Н.К.,
       членов коллегии                             Лаврентьевой М.Н.,
                                                    Петроченкова А.Я.
   
       рассмотрела   в  судебном  заседании  от  8 января  2002  года
   гражданское  дело  по  жалобам  ФГУП "Кировский биохимзавод",  ОАО
   "Тулунский гидролизный завод",  ОАО "Лобвинский биохимзавод",  ОАО
   "Ивдельский гидролизный завод",  КГУП "Хорский гидролизный завод",
   ОАО  "МИБИЭКС",  ОАО "Архангельский гидролизный завод" о признании
   незаконным   пункта   1  Постановления   Правительства  Российской
   Федерации от 6 октября 1998 г. N 1159 (в редакции Постановления от
   27.08.99  N 966)  "Об  усилении  государственного  регулирования в
   сфере   производства   и оборота  этилового  спирта  и алкогольной
   продукции"  по  кассационному протесту прокурора, участвовавшего в
   деле,  и  кассационной  жалобе Правительства Российской Федерации,
   поданной   по  его  поручению  Министерством  сельского  хозяйства
   Российской  Федерации  и Министерством  экономического  развития и
   торговли   Российской   Федерации,   на  решение  Верховного  Суда
   Российской  Федерации от 15 октября 2001 года,  которым оспоренный
   пункт нормативного акта признан в части незаконным.
       Заслушав доклад  судьи  Верховного  Суда  Российской Федерации
   Толчеева Н.К.,  объяснения представителя Правительства  Российской
   Федерации  Оже  Н.А.,  поддержавшей  доводы  кассационной жалобы и
   возражавшей  против   доводов   протеста,   заключение   прокурора
   Генеральной   прокуратуры  Российской  Федерации  Федотовой  А.В.,
   поддержавшей кассационный протест и полагавшей кассационную жалобу
   необоснованной, Кассационная коллегия
   
                              установила:
   
       ФГУП  "Кировский  биохимзавод",   ОАО  "Тулунскнй  гидролизный
   завод",  ОАО "Лобвинский биохимзавод", ОАО "Ивдельский гидролизный
   завод",  КГУП  "Хорский  гидролизный  завод",  ОАО "МИБИЭКС",  ОАО
   "Архангельский   гидролизный  завод"  обратились  в Верховный  Суд
   Российской   Федерации  с жалобами,   объединенными  судом  в одно
   производство,   о   признании   незаконным   пункта   1 названного
   нормативного  акта,  предусматривающего осуществление производства
   этилового спирта и спиртосодержащих растворов,  денатурации спирта
   по   квотам,   а   поставку  этилового  спирта  и спиртосодержащих
   растворов  - по специальным разрешениям.  Заявители указали на то,
   что  оспариваемая норма издана Правительством Российской Федерации
   с  превышением  полномочий,   ограничивает  свободу  экономической
   деятельности,    нарушает    равенство    участников   гражданских
   правоотношений,  а  также права организаций - производителей такой
   продукции, к которым они относятся.
       Решением  Верховного  Суда  Российской Федерации от 15 октября
   2001  года жалобы удовлетворены частично,  пункт 1 Постановления в
   части,  устанавливающей квотирование производства этилового спирта
   и   спиртосодержащих   растворов,   денатурации  спирта,   признан
   недействительным,  а в части, предусматривающей поставку этилового
   спирта и спиртосодержащих растворов по специальным разрешениям,  -
   соответствующим федеральному закону.
       В  кассационной жалобе и кассационном протесте ставится вопрос
   об  отмене  решения  суда,  как  постановленного с нарушением норм
   материального права, Правительством Российской Федерации - в части
   признания    положений    нормативного   акта   недействительными,
   прокурором - в части оставления жалоб без удовлетворения.
       Обсудив  доводы  кассационной жалобы и кассационного протеста,
   Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит
   решение суда подлежащим изменению по следующим основаниям.
       В   соответствии   с  пунктом   1 Постановления  Правительства
   Российской  Федерации  от  6 октября  1998  г.  N 1159 (в редакции
   Постановления  от  27.08.99  N 966)  "Об усилении государственного
   регулирования  в сфере  производства  и оборота этилового спирта и
   алкогольной  продукции"  начиная  с 1 ноября 1998 г.  производство
   этилового спирта из любых видов сырья, денатурация этого спирта, а
   также  производство  спиртосодержащих  растворов осуществляются по
   квотам   только   государственными   предприятиями  и акционерными
   обществами,    контрольный   пакет   акций   которых   принадлежит
   государству,  а поставка этилового спирта, произведенного из любых
   видов  сырья,   и  спиртосодержащих  растворов  осуществляется  по
   специальным разрешениям.
       Для  иных  обществ  квоты  на производство этилового спирта из
   любых   видов  сырья,   денатурацию  этого  спирта,   а  также  на
   производство  спиртосодержащих растворов предоставляются в случае,
   если  государство  в силу  преобладающего  участия  в их  уставных
   капиталах  либо  в силу  иных  причин имеет возможность определять
   решения, принимаемые обществом.
       Порядок  выдачи квот на производство этилового спирта из любых
   видов  сырья  и спиртосодержащих  растворов,  а  также специальных
   разрешений   на   их   поставки   устанавливается   Правительством
   Российской Федерации.
       Признавая  данный  пункт незаконным в части,  касающейся квот,
   суд   первой   инстанции   сделал  правильный  вывод  о том,   что
   Правительство   Российской   Федерации,   установив   квотирование
   производства   этилового   спирта,   денатурированного   спирта  и
   спиртосодержащих  растворов,  вышло  за  пределы своих полномочий,
   поскольку ввело не предусмотренные законом ограничения.
       Ограничения в области производства и оборота этилового спирта,
   алкогольной  и спиртосодержащей  продукции  установлены  в ст.  26
   Федерального  закона от 22.11.95 N 171-ФЗ (в редакции Федерального
   закона  от  07.01.99  N 18-ФЗ)  "О  государственном  регулировании
   производства   и  оборота   этилового   спирта,    алкогольной   и
   спиртосодержащей   продукции",    согласно   которой, в частности,
   запрещаются:   производство   этилового   спирта  без  контрольных
   спиртоизмеряющих приборов;  продажа этилового спирта организациям,
   не  имеющим  соответствующих  лицензий  или не имеющим квот на его
   закупку,  либо  продажа  этилового  спирта  сверх  указанных квот,
   оборот  этилового  спирта  и алкогольной  продукции без оформления
   документов,  подтверждающих легальность их производства и оборота.
   Предусмотрены и другие ограничения,  не относящиеся к квотированию
   производства указанной продукции.
       Такого  ограничения,  как  квотирование производства этилового
   спирта,  спиртосодержащих  растворов и денатурации спирта,  данная
   норма   Федерального   закона   не  содержит.   Не   предусмотрено
   квотирование производства и Указом Президента Российской Федерации
   от  6 октября  1998  г.   N  1199  "Об  усилении  государственного
   регулирования  в сфере  производства  и оборота этилового спирта и
   алкогольной продукции",  во исполнение которого издан оспариваемый
   акт.
       С  доводами  кассационной  жалобы о том,  что введение квот не
   является    ограничением,    действие    пункта   1  Постановления
   Правительства    распространяется    только   на   государственные
   предприятия   и акционерные  общества,   контрольный  пакет  акций
   которых принадлежит государству, согласиться нельзя.
       Из  содержания  пункта  1 следует,  что производство этилового
   спирта,    спиртосодержащих    растворов   и  денатурация   спирта
   разрешается  только  при  наличии  квот  и в объеме квот,  которые
   выдаются    только   государственным   предприятиям   и  указанным
   акционерным  обществам,  а  для иных обществ квоты предоставляются
   лишь  при  том  условии,  если  государство  в силу преобладающего
   участия  в их  уставных  капиталах  либо  в силу иных причин имеет
   возможность определять решения, принимаемые обществом.
       Установленные условия осуществления производства не могут быть
   расценены   иначе,   чем  ограничительные,   нарушающие  равенство
   участников  гражданских правоотношений,  что противоречит пункту 2
   ст. 26 Федерального закона от 22.11.95 N 171-ФЗ, согласно которому
   не предусмотренные этим Законом ограничения в области производства
   и   оборота   этилового  спирта,   алкогольной  и спиртосодержащей
   продукции  могут  устанавливаться  только  федеральным законом,  а
   также  статье  49  ГК РФ,  в силу которой коммерческие организации
   могут  иметь  гражданские  права  и нести гражданские обязанности,
   необходимые   для  осуществления  любых  видов  деятельности,   не
   запрещенных законом.
       Изданная  Правительством  Российской  Федерации  норма  лишает
   коммерческие    организации,    имеющие    в   требуемых   случаях
   соответствующие   лицензии,   прав   на   производство   спирта  и
   спиртосодержащей  продукции  без  получения  квот,  а  также  прав
   самостоятельно  определять  объемы  производимой  продукции,  хотя
   законом данные права не запрещены.
       Признавая  несостоятельным  довод представителей Правительства
   Российской   Федерации   о  том,    что   введенное   квотирование
   производства  спирта  является формой государственного контроля за
   производством   этой   продукции,   суд   правильно   сослался  на
   Федеральный  закон "О государственном регулировании производства и
   оборота   этилового   спирта,    алкогольной   и  спиртосодержащей
   продукции",   определяющий  формы  такого  контроля.   К  ним,   в
   частности, относятся: контроль за соблюдением действия лицензий на
   производство  и оборот  этилового  спирта;  контроль за выделением
   организациям  квот  на  закупку  этилового  спирта,   контроль  за
   представлением   деклараций   об   объеме  производства  и оборота
   этилового   спирта;   контроль   за   соблюдением   требований   к
   оборудованию  для  производства  этилового спирта,  за соблюдением
   государственных  стандартов  и технических  условий;  контроль  за
   качеством  и объемом  производства  этилового спирта;  контроль за
   денатурированием   этилового   спирта;    ежегодное   обследование
   лицензирующим органом (ст. 23).
       Такая  форма,  как получение производителем спирта и продукции
   из  него  квот  на  производство,  названным либо иным федеральным
   законом не предусмотрена.
       Часть    3   ст.    10   приведенного   Федерального   закона,
   устанавливающая   право   на  первоочередное  получение  квот  для
   производства   или  потребления  этилового  спирта  организациями,
   работающими   по   ресурсосберегающим,   экологически   безопасным
   технологиям,  не  может рассматриваться как норма,  возлагающая на
   производителей  обязанность  по получению такого рода квот.  Кроме
   того,   эта   норма  расположена  в статье  Закона,   регулирующей
   установление  квот  на  закупку  этилового  спирта,  а  не  на его
   производство.
       В  других нормах Закона,  непосредственно регулирующих условия
   производства   и  оборота   этилового   спирта  и спиртосодержащей
   продукции (ст. ст. 8,  9,  11,  14), обязанности производителей по
   получению квот на производство этой продукции не содержится.
       Предусмотренная ст. 5 Федерального закона "Об административной
   ответственности  юридических  лиц  (организаций)  и индивидуальных
   предпринимателей   за   правонарушение  в области  производства  и
   оборота   этилового   спирта,    алкогольной   и  спиртосодержащей
   продукции"  административная  санкция за промышленное производство
   этилового спирта с превышением установленных квот самостоятельного
   значения не имеет, поскольку может применяться лишь во взаимосвязи
   с нормой о введении квотирования, что возможно только на основании
   федерального закона.
       С учетом изложенного решение суда в части признания незаконной
   нормы,  устанавливающей квотирование производства этилового спирта
   и продукции из него, является правильным.
       Вместе  с тем  нельзя  согласиться с выводом суда о законности
   обжалуемого   пункта   нормативного   акта   в  остальной   части,
   предусматривающей,     что    поставка    этилового    спирта    и
   спиртосодержащих    растворов    осуществляется   по   специальным
   разрешениям, порядок выдачи которых устанавливается Правительством
   Российской Федерации.
       Данный  вывод  суд  обосновал  ссылкой  на подпункт 3 пункта 1
   статьи   183   Налогового   кодекса  РФ,   относящий  к операциям,
   освобождаемым  от  налогообложения,   реализацию  спиртосодержащей
   денатурированной продукции организациям по специальным разрешениям
   на   ее   поставку   в  пределах  выделенных  квот,   утвержденных
   (согласованных)      уполномоченными     федеральными     органами
   исполнительной власти.
       Однако налоговое законодательство не регулирует основы оборота
   этилового  спирта  и продукции  из  него  и не может устанавливать
   какие-либо ограничения в данной области.
       Кроме  того,  из  содержания приведенной нормы видно,  что она
   распространяется  на реализацию спиртосодержащей денатурированной,
   то  есть  непищевой,  технической продукции,  тогда как обжалуемое
   положение нормативного акта касается как непищевой,  так и пищевой
   продукции.
       Федеральным    законом    "О   государственном   регулировании
   производства   и  оборота   этилового   спирта,    алкогольной   и
   спиртосодержащей продукции", требующим лицензирования деятельности
   по   осуществлению   поставок   и  розничной  продажи  алкогольной
   продукции (ст.  16), не предусмотрены ограничения в виде получения
   специальных    разрешений   на   поставку   этилового   спирта   и
   спиртосодержащих растворов.
       Правительство  Российской  Федерации  вышло  за  пределы своей
   компетенции,  ограничив права поставщиков необходимостью получения
   специального  разрешения,  без  чего  поставки  этилового спирта и
   спиртосодержащих растворов невозможны.
       При  таком  положении  решение  суда  подлежит  изменению,   а
   обжалуемый  пункт нормативного акта - признанию недействительным в
   полном объеме.
       Руководствуясь п.  4 ст.  305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия
   Верховного Суда Российской Федерации
   
                              определила:
   
       Кассационный   протест   прокурора,   участвовавшего   в деле,
   удовлетворить.  Решение Верховного Суда Российской Федерации от 15
   октября  2001  года  изменить,  признать недействительным в полном
   объеме пункт 1 Постановления Правительства Российской Федерации от
   6  октября  1998  г.  N 1159 (в редакции Постановления от 27.08.99
   N 966)  "Об   усилении   государственного   регулирования  в сфере
   производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции".
       Кассационную   жалобу   Правительства   Российской   Федерации
   оставить без удовлетворения.
   
                                                 Председательствующий
                                                          Н.К.ТОЛЧЕЕВ
   
                                                       Члены коллегии
                                                      М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВА
                                                      А.Я.ПЕТРОЧЕНКОВ
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz