Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 4-09/04 ОТ 09.04.2004] ОБ ИЗМЕНЕНИИ ПРИГОВОРА И ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИИ ДЕЙСТВИЙ ОСУЖДЕННЫХ В СВЯЗИ С ВНЕСЕНИЕМ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ, УЛУЧШАЮЩИХ ПОЛОЖЕНИЕ ОСУЖДЕННЫХ

По состоянию на ноябрь 2007 года
     ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                                   
                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 9 апреля 2004 года
   
                                                        Дело N 4-09/04
   
       Военная   коллегия  Верховного  Суда  Российской  Федерации   в
   составе:
   
       председательствующего                   генерал-майора юстиции
                                                        Захарова Л.М.
       судей                                   генерал-майора юстиции
                                                        Хомчика В.В.,
                                                   полковника юстиции
                                                        Шалякина А.С.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  9  апреля  2004   года
   кассационные  жалобы  осужденных  Д.  и  М.  на  приговор  Западно-
   Сибирского  окружного  военного суда  от  30  сентября  2003  года,
   которым   военнослужащий   войсковой  части   6749   ефрейтор   Д.,
   родившийся  4  июня  1983  года  в селе  Весеннем  Усть-Абаканского
   района  Республики  Хакасия, ранее не судимый, проходивший  военную
   службу  по  призыву с июня 2001 года, осужден к лишению свободы  по
   п.  п. "а", "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 20 лет, по ч. 3 ст.
   30  и п. п. "а", "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, по  п.
   п.  "а",  "б",  "г"  ч.  2 ст. 162 УК РФ на 8  лет  с  конфискацией
   имущества, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года, по ч. 3 ст. 213  УК  РФ
   на  6 лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ на 6 лет и  по
   п.  п.  "а", "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ на 5 лет, а по совокупности  на
   23  года  в  исправительной колонии строгого режима с  конфискацией
   имущества, и гражданин М., родившийся 16 августа 1982 года  в  селе
   Старое   Татаурово   Прибайкальского  района  Республики   Бурятия,
   судимый 9 сентября 2003 года по п. п. "в" и "г" ч. 2 ст. 158 УК  РФ
   к  двум  годам  одному  месяцу  лишения  свободы  в  исправительной
   колонии  общего режима, осужден к лишению свободы  по  п.  п.  "а",
   "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 18 лет, по ч. 3 ст. 30 и п.  п.
   "а",  "д",  "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет, по  п.  п.  "а",
   "б",  "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества,  по
   ч.  2  ст. 167 УК РФ на 3 года, по ч. 3 ст. 213 УК РФ на 6 лет,  по
   п.  "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ на 6 лет и по п. "а" ч. 2 ст. 132 УК  РФ
   на  7  лет, а по совокупности совершенных преступлений на 20 лет  в
   исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
       Удовлетворяя гражданские иски, суд постановил взыскать в пользу
   потерпевшего К.
       -  с  Д.  1110  рублей  и с М. 1157 рублей  75  копеек  в  счет
   возмещения материального ущерба;
       -  с  Д.  и  М. по 8000 рублей в порядке возмещения  морального
   вреда;
       в пользу потерпевшей С-вой
       -  с  Д.  и  М.  по  13879  рублей 50 коп.  в  счет  возмещения
   материального ущерба;
       - с Д. 5000 рублей в порядке возмещения морального вреда.
       Заслушав  доклад  судьи  генерал-майора юстиции  Хомчика  В.В.,
   объяснения  осужденных  Д.  и М. в обоснование  своих  кассационных
   жалоб,  выступление  старшего  военного  прокурора  отдела  Главной
   военной  прокуратуры  Бойко С.В., возражавшего против  кассационных
   жалоб  осужденных  и  полагавшего необходимым привести  приговор  в
   отношении   Д.  и  М.  в  соответствие  с  изменениями,  внесенными
   Федеральным законом в УК РФ, Военная коллегия
   
                              установила:
   
       по  приговору Д. и М. признаны виновными в убийстве  двух  лиц,
   совершенном   с  особой  жестокостью  группой  лиц  из  хулиганских
   побуждений;  в покушении на убийство более двух лиц, совершенном  с
   особой  жестокостью  группой  лиц  из  хулиганских  побуждений;   в
   разбое,   совершенном  группой  лиц  по  предварительному   сговору
   неоднократно  с  применением  предметов,  используемых  в  качестве
   оружия;   в  умышленном  уничтожении  чужого  имущества,  повлекшем
   причинение  значительного ущерба, совершенном путем  поджога,  и  в
   хулиганстве  с  применением  предметов,  используемых  в   качестве
   оружия.
       Кроме  того,  Д. признан виновным в изнасиловании,  совершенном
   неоднократно, группой лиц по предварительному сговору,  соединенном
   с  угрозой  убийством, а также в совершении  им  как  лицом,  ранее
   совершившим   изнасилование,  действий  сексуального  характера   с
   угрозой применения насилия, соединенных с угрозой убийством.
       М.,  кроме  того, признан виновным в изнасиловании, совершенном
   группой  лиц  по предварительному сговору, а также в совершении  им
   как  лицом,  ранее совершившим изнасилование, действий сексуального
   характера с применением насилия и угрозой его применения.
       Согласно  приговору эти преступления совершены осужденными  при
   следующих обстоятельствах.
       27  декабря 2002 года, около 12 часов, пьяные Д. и М. пришли  в
   дом,  где  находились ранее незнакомые им хозяева братья С-ы  А.  и
   В., а также граждане К. и Л.
       Там  они  продолжили  употреблять спиртное,  в  процессе  чего,
   допуская  любые  последствия  своих действий,  включая  наступление
   смерти,  и осознавая особую жестокость своего поведения, в  течение
   длительного времени из хулиганских побуждений избивали С-ых, К.,  а
   затем  и Л. руками и ногами. Д. также нанес С-ову и К. удары ножом,
   а М. - обухом топора тем же потерпевшим и Л.
       В  16 часов того же дня Д. и М., угрожая присутствующим опасным
   для  жизни  и  здоровья насилием, с применением  упомянутого  ножа,
   завладели музыкальным центром "SAMSUNG", принадлежащим С-ову В.,  а
   около   18  часов  того  же  дня  они,  угрожая  топором,  похитили
   принадлежащие К. спортивную шапку, куртку и брюки общей  стоимостью
   1157  рублей  75 коп., а Д. противоправно изъял ботинки  названного
   потерпевшего стоимостью 1110 рублей.
       В  последующем, реализуя умысел на причинение смерти братьям С-
   ым  и  К.,  М.  и  Д.  подожгли постельные принадлежности  с  целью
   уничтожить дом вместе с указанными лицами.
       После  ухода Д. и М. С-ы и К. выбрались на улицу, где в тот  же
   день   оба   брата  скончались  в  результате  острой  кровопотери,
   образовавшейся  от  причиненных им колото-резаных  ранений  грудной
   клетки  с  ранением  правого легкого у С-ова А. и  крупных  сосудов
   конечностей и левого легкого у С-ова В.
       В  связи с нанесенными К. ранами на руках и правой ноге, а Л. -
   в  области  головы и на правом бедре названным лицам  был  причинен
   легкий вред здоровью.
       Уничтожением дома, стоимость которого составляет 16959  рублей,
   братьям С-ым причинен значительный ущерб.
       Кроме  того, в 17 часу того же дня Д. и М., договорившись между
   собой,  поочередно  изнасиловали Л. Эти  действия  М.,  преодолевая
   сопротивление   потерпевшей,  сопровождал  нанесением   ей   ударов
   кулаком по лицу и ногой в живот, а Д. - угрозой избиением.
       Спустя некоторое время М. вопреки воле Л. посредством нанесения
   ей  удара  кулаком  по  лицу, а также угрожая применением  насилия,
   принудил потерпевшую к действиям сексуального характера.
       Около  21  часа  тех же суток в бане, расположенной  в  том  же
   садовом  товариществе, Д., угрожая убийством, совершил в  отношении
   Л. действия сексуального характера, после чего изнасиловал ее.
       М.,   не   соглашаясь  с  приговором,  в  кассационной   жалобе
   настаивает  на  том,  что  убийства двух человек  он  не  совершал,
   поскольку   причиной   смерти   потерпевших   в   соответствии    с
   заключениями  экспертов  явилась обильная кровопотеря  при  ранении
   ножом  крупных сосудов конечностей. Однако, утверждает  осужденный,
   ножа  у него не было, а потерпевшим он причинил только легкий  вред
   здоровью.
       Осужденный  настаивает  на том, что  оговорил  себя  в  поджоге
   домика  под  влиянием следователя, которому необходимо было  быстро
   передать  дело  в  суд. В судебном заседании он отрицал  совершение
   поджога,  что  подтверждается и показаниями К. и Л. о  принятии  им
   мер   к   тушению  пожара.  В  связи  с  этим  М.  просит  смягчить
   назначенное ему наказание.
       В  своей кассационной жалобе Д. указывает, что изнасилования  и
   иных  действий сексуального характера в отношении Л.  не  совершал,
   поскольку половой акт совершил с ее согласия без насилия  и  угроз.
   Данный  факт  могла бы подтвердить Л., однако в судебном  заседании
   она не была допрошена.
       Осужденный   выражает  несогласие  с  осуждением   за   разбой,
   поскольку  с  его стороны в отношении потерпевших насилия  и  угроз
   убийством не было.
       Кроме  того,  Д.  считает,  что ему  необоснованно  вменено  по
   приговору  совершение  хулиганства, и просит,  учитывая  наличие  у
   него  психического  расстройства, участие  в  боевых  действиях  на
   Северном  Кавказе и отсутствие родителей, смягчить назначенное  ему
   наказание.
       Рассмотрев  материалы  дела  и обсудив  доводы,  приведенные  в
   кассационной  жалобе, Военная коллегия находит, что выводы  суда  о
   фактических   обстоятельствах  содеянного  Д.  и  М.  основаны   на
   исследованных  в  судебном  заседании  доказательствах,   полно   и
   правильно изложенных в приговоре.
       Исследовав  представленные  стороной обвинения  доказательства,
   суд  правомерно  признал,  что виновность  Д.  и  М.  в  совершении
   преступлений,    вмененных   им   по   приговору,    подтверждается
   совокупностью     исследованных    доказательств:    признательными
   показаниями   самих  подсудимых,  данными  ими  на  предварительном
   следствии и в суде, показаниями потерпевших К. и Л., свидетелей  К-
   ина,  Т.,  П-ева,  П-ова, С-овой, С-иных В. и О.,  С.,  протоколами
   осмотров   места   происшествия,  заключениями  судебно-медицинских
   экспертов   о  причинах  смерти  братьев  С-ых  и  вреда  здоровью,
   причиненного потерпевшим К. и Л., и другими материалами дела.
       Вопреки   утверждению   осужденного  М.   в   суде   достоверно
   установлено,  что  последний  на  протяжении  длительного   времени
   наносил  множественные удары потерпевшим не только руками и ногами,
   но  и  кухонным топором в жизненно важные органы и совместно  с  Д.
   совершил поджог дачного домика, в котором находились люди.
       Вывод  суда о том, что и М., и Д. принимали участие  в  поджоге
   дома,  основан  на  показаниях очевидцев  происшедшего  и  является
   обоснованным. Как видно из показаний потерпевших, первоначально  М.
   потушил  подожженный  Д.  матрац, однако данное  обстоятельство  не
   вызывает   сомнений   в  виновности  М.  в  совершении   указанного
   преступления, поскольку это было вызвано желанием провести  в  доме
   еще  некоторое  время. Впоследствии М. вместе с  Д.  участвовали  в
   поджоге дома.
       Действительно,  смерть  братьев  С-ых  наступила  в  результате
   острой  кровопотери,  образовавшейся от причиненных  Д.  с  помощью
   ножа колото-резаных ранений.
       Вместе  с тем, вопреки утверждению осужденного М., военный  суд
   пришел к обоснованному выводу о том, что и М., и Д., независимо  от
   фактически   причиненных  потерпевшим  С-ым   и   К.   последствий,
   действовали  из  хулиганских  побуждений  и  с  особой  жестокостью
   согласованно с единым умыслом и целью причинить потерпевшим  смерть
   и,    таким   образом,   являлись   соисполнителями   преступлений,
   направленных   против   жизни   потерпевших,   их    имущества    и
   общественного порядка.
       Из   дела   видно,  что  потерпевшая  Л.,  надлежащим   образом
   извещенная о времени и месте судебного заседания, не участвовала  в
   нем,  и  ее  местонахождение не было известно, однако в  суде  были
   оглашены   ее  показания  на  предварительном  следствии,   которые
   являются  последовательными, согласуются с  другими  исследованными
   доказательствами и не вызывают сомнений в своей достоверности.
       В связи с этим суд обоснованно положил их в основу приговора, в
   том  числе  и  относительно роли и последовательности действий  Д.,
   который  согласился  с  предложением М.  изнасиловать  потерпевшую,
   следил   за   тем,  чтобы  никто  не  мешал  М.  совершать   данное
   преступление,   а   в   последующем,  применяя   насилие,   угрожая
   физической расправой, а затем и убийством, дважды изнасиловал ее  и
   совершил  иные  действия сексуального характера. Эти  показания  Л.
   согласуются  с  показаниями, данными осужденными,  в  том  числе  и
   частично  с показаниями самого Д., а также показаниями потерпевшего
   К. - очевидца группового изнасилования потерпевшей.
       Подробный  анализ  исследованных  доказательств  позволил  суду
   прийти   к  обоснованному  выводу,  что  выдвинутая  М.  версия   о
   самооговоре   противоречит  исследованным  в   судебном   заседании
   доказательствам и является надуманной.
       Следует  признать  верным и вывод суда о  том,  что  Д.  и  М.,
   применив  насилие, опасное для жизни и здоровья,  дважды  совершили
   разбой  в  отношении С-ых и К., завладев их имуществом, действуя  с
   применением  предметов, используемых в качестве  оружия  -  ножа  и
   кухонного топора.
       В   судебном  заседании  установлено,  что  действия  Д.  и  М.
   сопровождались  длительно  и  упорно не  прекращавшимся  нарушением
   общественного   порядка   и   демонстративным   пренебрежением    к
   общепринятым   нормам   нравственности,   применением   насилия   и
   издевательством  над больным-инвалидом С-ым А.  и  повлекли  смерть
   обоих   братьев,  уничтожение  их  имущества  и  причинение   вреда
   здоровью К. и Л.
       При  таких  данных,  вопреки утверждению  осужденного  Д.,  его
   действия  и  действия М. объективно свидетельствовали о  наличии  у
   них  хулиганского  мотива  в убийстве и  покушении  на  убийство  и
   отдельного состава уголовно наказуемого хулиганства.
       Действия М. и Д. по п. п. "а", "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ
   и  ч.  2 ст. 167 УК РФ квалифицированы правильно, в соответствии  с
   фактическими  обстоятельствами  происшедшего,  целями  и   мотивами
   совершенных  подсудимыми преступных действий, а назначенные  им  по
   указанным  статьям наказания являются справедливыми и смягчению  не
   подлежат.
       Не    допущено   судом   и   каких-либо   нарушений   уголовно-
   процессуального  закона,  которые  могли  бы  повлечь   безусловную
   отмену  приговора.  Правильно разрешены судом  и  гражданские  иски
   потерпевших.
       Вместе с тем приговор в отношении М. и Д. подлежит изменению по
   следующим основаниям.
       Как  установлено  судом, Д. и М. совершили умышленное  убийство
   братьев  С-ых  и  пытались  убить потерпевшего  К.,  однако  смерть
   последнего  не наступила по независящим от их воли обстоятельствам.
   Умысла  на покушение на убийство двух или более лиц у Д.  и  М.  не
   имелось   и   материалами   дела   не   установлено.   При    таких
   обстоятельствах  по  указанному эпизоду из  приговора  в  отношении
   осужденных  подлежит исключению п. "а" ч. 2 ст. 105  УК  РФ,  а  их
   действия надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. п. "д",  "ж",
   "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
       В  соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года  N
   162-ФЗ  "О  внесении  изменений  и дополнений  в  Уголовный  кодекс
   Российской  Федерации"  в  Уголовный  кодекс  Российской  Федерации
   внесены  изменения,  улучшающие положение осужденных  М.  и  Д.  и,
   следовательно, подлежащие применению.
       Неоднократность преступлений, ранее предусмотренная ст.  16  УК
   РФ  и соответствующими статьями Особенной части УК РФ, исключена из
   УК РФ.
       Кроме  того,  в новой редакции уголовного закона  наказание  за
   разбой,  совершенный  группой  лиц по предварительному  сговору,  с
   применением  предметов,  используемых в качестве  оружия,  снижено,
   поэтому действия осужденных подлежат переквалификации с п. п.  "а",
   "б",  "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от  13
   июня  1996  года  N  63-ФЗ)  на ч. 2 ст.  162  УК  РФ  (в  редакции
   Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ).
       Как  установлено  по  делу,  Д.  и  М.  путем  разбоя  похитили
   имущество   потерпевших  С-ых  и  К.,  и  эти  их   действия   были
   квалифицированы   как  разбой,  совершенный  неоднократно.   Однако
   фактически эти действия осужденные совершили одномоментно с  единым
   продолжаемым умыслом, поэтому дополнительной квалификации по  ч.  2
   ст. 162 УК РФ не требуется.
       Новая  редакция ч. 2 ст. 213 УК РФ, предусматривающей уголовную
   ответственность  за  хулиганство,  совершенное   группой   лиц   по
   предварительному сговору, не содержит в отличие от  статьи  213  УК
   РФ  в  предыдущей редакции нижнего предела санкции в  виде  лишения
   свободы,  в  связи с чем действия Д. и М. подлежат переквалификации
   с  ч.  3  ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13  июня
   1996  года  N 63-ФЗ) на ч. 2 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального
   закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ).
       В  связи  с изменением диспозиции ст. ст. 131 и 132  УК  РФ  (в
   редакции  Федерального закона от 8 декабря 2003 года  N  162-ФЗ)  и
   исключением   признака  неоднократности,  а  также  учитывая,   что
   изнасилование потерпевшей Л., а также иные насильственные  действия
   сексуального  характера осужденные совершили  в  течение  короткого
   времени  с  единым  продолжаемым умыслом, эти их действия  подлежат
   квалификации: Д. - по п. п. "б" и "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ  и  по  п.
   "в"  ч. 2 ст. 132 УК РФ; М. - по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ и  ч.  1
   ст. 132 УК РФ.
       Исключению   из   приговора  суда  подлежит  и  примененная   к
   осужденным   конфискация   имущества   за   совершение    отдельных
   преступлений  и  по  совокупности, поскольку данный  вид  наказания
   также исключен из УК РФ.
       При назначении наказания Д. суд отметил его более активную роль
   в  совершении преступлений против жизни потерпевших, таким  образом
   фактически   признав  это  обстоятельством,  отягчающим   наказание
   подсудимого.  Вместе  с  тем  органами  предварительного  следствия
   данное обстоятельство в качестве отягчающего Д. не вменялось.
       В  связи с вышеизложенным указание о более активной роли  Д.  в
   совершении   преступлений   против   жизни   потерпевших   подлежит
   исключению из приговора.
       Кроме   того,   в   связи  с  уменьшением   объема   обвинения,
   переквалификацией действий осужденных и внесением в  приговор  иных
   указанных  выше  изменений  Военная коллегия  полагает  необходимым
   снизить назначенное осужденным наказание.
       На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388
   УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
   
                              определила:
   
       приговор  Западно-Сибирского  окружного  военного  суда  от  30
   сентября 2003 года в отношении Д. и М. изменить:
       -  исключить из приговора указание об осуждении Д. и М. по ч. 3
   ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ;
       - переквалифицировать действия Д. и М. с п. п. "а", "б", "г" ч.
   2  ст.  162  УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня  2003
   года  N  63-ФЗ)  на  ч.  2  ст. 162 УК РФ (в редакции  Федерального
   закона  от  8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), назначив им наказание  в
   виде семи лет лишения свободы каждому;
       -  переквалифицировать действия Д. и М. с ч. 3 ст. 213 УК РФ (в
   редакции Федерального закона от 13 июня 2003 года N 63-ФЗ) на ч.  2
   ст.  213  УК  РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря  2003
   года  N  162-ФЗ), назначив по ней наказание в виде лишения  свободы
   на пять лет каждому;
       -  исключить из приговора указание об осуждении Д. по п. "а" ч.
   2  ст. 131 УК РФ и считать его осужденным по п. п. "б" и "в"  ч.  2
   ст. 131 УК РФ к шести годам лишения свободы;
       - переквалифицировать действия М. с п. "а" ч. 2 на ч. 1 ст. 132
   УК  РФ,  назначив  ему наказание в виде лишения свободы  сроком  на
   четыре года;
       -  исключить из приговора указание об учете более активной роли
   Д.  в совершении преступлений против жизни и о применении к М. и Д.
   конфискации имущества;
       -   по   совокупности  совершенных  преступлений  окончательное
   наказание   осужденным   определить   путем   частичного   сложения
   назначенных   наказаний,   а   М.  и  путем   частичного   сложения
   назначенных   наказаний  по  данному  приговору  и   по   приговору
   Октябрьского  районного суда города Красноярска от 9 сентября  2003
   года, в виде лишения свободы Д. сроком на 21 (двадцать один) год  в
   исправительной  колонии строгого режима; М.  сроком  на  19  лет  в
   исправительной колонии строгого режима.
       В   остальном  приговор  в  отношении  М.  и  Д.  оставить  без
   изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.
   
                                                                 Судья
                                                       Верховного Суда
                                                  Российской Федерации
                                                 генерал-майор юстиции
                                                              В.ХОМЧИК
                                                                      
                                                             Секретарь
                                                         Л.ЛУПЯННИКОВА
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz