Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СК ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 15 ИЮНЯ 1998 Г. ПО ДЕЛУ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ФАКТА ПРИНЯТИЯ НАСЛЕДСТВА, ПРИЗНАНИИ ЧАСТИЧНО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ПРАВЕ НА НАСЛЕДСТВО

По состоянию на ноябрь 2007 года
     СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
                               ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                            от 15 июня 1998 г.
   
                              (Извлечение)
   
       Скрыженко Е.В., Н.В. и В.В. обратились в суд с иском к брату -
   Скрыженко А.В. и Кузину об установлении факта принятия наследства,
   признании   частично  недействительным  свидетельства  о праве  на
   наследство  и признании  недействительным  договора купли-продажи.
   При  этом  истцы  сослались  на  то,  что  после смерти 21 февраля
   1996 г. их матери - Скрыженко А.И., имевшей на праве собственности
   домовладение, они и ответчик являлись наследниками ее имущества. В
   нотариальную  контору  с заявлением о принятии наследства истцы не
   обращались,    поскольку    между   всеми   наследниками   имелась
   договоренность  об  оформлении права собственности на домовладение
   на  имя  Скрыженко А.В.  с последующей продажей дома и разделом на
   равные доли полученной от продажи суммы.  Свидетельство о праве на
   наследство  по  закону  было  выдано  27  августа  1996 г.  на имя
   Скрыженко А.В., после чего 8 октября 1996 г. он продал дом Кузину,
   но  вопреки  договоренности  между  наследниками  не  выплатил  им
   причитающуюся часть стоимости дома.
       По  утверждению  истцов,  они  фактически  приняли наследство,
   оставшееся после смерти матери,  до истечения шестимесячного срока
   разделили между собой ее домашнее имущество.
       Решением   Аннинского   районного   суда  Воронежской  области
   (оставленным   без   изменения   судебной  коллегией  Воронежского
   областного суда) иск удовлетворен.
       Президиум    Воронежского    областного   суда   оставил   без
   удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ
   об отмене судебных постановлений.
       Судебная  коллегия  по гражданским делам Верховного Суда РФ 15
   июня   1998   г.   аналогичный  протест  заместителя  Председателя
   Верховного    Суда    РФ    удовлетворила   и  отменила   судебные
   постановления, указав следующее.
       Разрешая дело, районный суд признал, что все четыре наследника
   после   смерти   матери   разделили   ее  домашнее  имущество,   а
   следовательно,   приняли  наследство.   Свидетельство  же  о праве
   собственности  на  домовладение  выдано  на  имя Скрыженко А.В.  с
   нарушением  наследственных  прав  истцов.  Поэтому  суд признал их
   наследниками,    принявшими   наследство,   и   признал   частично
   недействительным свидетельство о праве на наследство,  выданное на
   имя Скрыженко А.В.
       Как  указал  суд,  договор купли-продажи домовладения заключен
   под  влиянием  обмана  со стороны Скрыженко А.В.,  в связи с чем в
   силу ст.  179 ГК РФ недействителен; Кузин являлся недобросовестным
   владельцем дома,  поскольку знал о незаконности действий Скрыженко
   А.В.,   поэтому   в силу  ст.   303  ГК  РФ  договор купли-продажи
   недействителен,  а  стороны  подлежат возвращению в первоначальное
   положение.
       Однако  выводы  суда  сделаны  с существенным  нарушением норм
   процессуального права,  без учета установленных обстоятельств дела
   и норм материального закона, регулирующего данное правоотношение.
       Как   видно   из   материалов  дела  (и  это  не  оспаривалось
   сторонами),  между наследниками имелась договоренность о получении
   свидетельства   о  праве   собственности   на  наследство  на  имя
   Скрыженко А.В., поэтому другие наследники с заявлением о получении
   наследства в нотариальную контору не обращались.
       В  силу  ст.  557  ГК РСФСР получение свидетельства о праве на
   наследство является правом, а не обязанностью наследника.
       Получение  свидетельства  о праве  собственности на наследство
   одним   из   наследников   соответствовало   волеизъявлению   всех
   наследников имущества умершей Скрыженко А.И.,  что подтверждено их
   объяснениями в суде.  На момент открытия наследства все наследники
   препятствий   для   обращения   в  нотариальную   контору  в срок,
   установленный ст.  546 ГК РСФСР,  не имели, поскольку находились в
   месте открытия наследства.
       Закон  (ст.   546  ГК  РСФСР)  признает  принявшим  наследство
   наследника, когда он фактически вступил во владение наследственным
   имуществом  или  когда  он  подал  нотариальному  органу  по месту
   открытия наследства заявление о принятии наследства.
       Истцы  не  обратились  в нотариальную  контору  с заявлением о
   принятии  наследства,  передав таким образом право на домовладение
   одному   из   наследников.    Скрыженко   А.В.   осуществил   свои
   наследственные права в соответствии с волей других наследников.
       При выдаче свидетельства о праве собственности на домовладение
   нарушений закона не допущено, учтена была воля других наследников,
   не обратившихся в нотариальную контору.
       Поэтому вывод суда о том, что выдачей свидетельства о праве на
   наследство  одному  из  наследников  нарушены наследственные права
   других наследников, не соответствует обстоятельствам дела.
       В  силу  п.  3 ч.  1 ст.  306 ГПК РСФСР несоответствие выводов
   суда,   изложенных   в  решении,   обстоятельствам  дела  является
   основанием к отмене решения в кассационном порядке.
       Согласно ст. 50 ГПК РСФСР суд определяет, какие обстоятельства
   имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию,
   ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не
   ссылались.
       По  иску о признании недействительным свидетельства о праве на
   наследство,  выданного  одному  из  наследников,  при  согласии на
   получение такого свидетельства других наследников обстоятельством,
   имеющим   значение  для  правильного  разрешения  дела,   является
   выяснение условий договора, заключенного между наследниками.
       В   своих   объяснениях   суду   стороны   не   ссылались   на
   обстоятельства,  которые  давали  основания  для  признания такого
   соглашения   недействительным,   а   указывали   на   невыполнение
   Скрыженко  А.В.  своего обязательства перед другими наследниками о
   передаче им по 1/4 стоимости дома.
       Разрешая   дело   в  части   требования  о признании  договора
   купли-продажи дома,  заключенного между Скрыженко А.В.  и Кузиным,
   недействительным,   суд  первой  инстанции  считал,  что  Кузин  -
   недобросовестный владелец,  поскольку знал о незаконности действий
   Скрыженко А.В. Однако в решении доказательств, на которых основаны
   эти выводы, суд не привел.
       Поэтому обстоятельства, в силу которых покупатель дома признан
   судом недобросовестным, не выяснены.
       По  договору  купли-продажи  одна сторона (продавец) обязуется
   передать вещь (товар) в собственность другой стороне, а покупатель
   -  принять  этот  товар  и уплатить  за него определенную денежную
   сумму (ст. 454 ГК РФ).
       Договор   купли-продажи   дома   был   заключен   сторонами  и
   нотариально  удостоверен  8 октября  1996  г.   Кузин  вселился  в
   приобретенное  по  договору  домовладение,  произвел там ремонтные
   работы.  Скрыженко  А.В.  получил обусловленную договором денежную
   сумму стоимости дома.
       Обязательства,  принятые  сторонами  по договору купли-продажи
   домовладения, были ими исполнены.
       Суд  возложил на покупателя последствия невыполнения продавцом
   своих  обязательств перед истцами по поводу распределения денежной
   суммы, полученной от продажи наследственного имущества, не приведя
   мотивов,   в  силу  которых  покупатель  признан  недобросовестным
   владельцем.
       Дом  приобретен у собственника,  который был вправе произвести
   его отчуждение.
       Таким образом,  вывод суда о недобросовестном владении Кузиным
   домом  сделан  без  выяснения обстоятельств,  имеющих значение для
   дела.
       Истребование    имущества   у  добросовестного   приобретателя
   возможно  по  основаниям,   перечисленным  в ст.   302  ГК  РФ,  в
   частности,  если  имущество выбыло из владения собственника помимо
   его воли или если оно приобретено безвозмездно от лица, которое не
   имело права его отчуждать.
       Требования приведенной нормы судом не были учтены.
       Отклоняя  протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ,
   президиум  областного  суда  указал,  что обращение в нотариальную
   контору  с заявлением  о принятии наследства одного из наследников
   имело  место для упрощения оформления договора купли-продажи дома,
   но   не  обосновал,   какие  именно  трудности  и препятствия  при
   оформлении  купли-продажи  дома  могли  возникнуть у наследников в
   случае обращения каждого из них в нотариальную контору и получения
   свидетельства  о праве  на  долю  в наследстве.  На  наличие таких
   трудностей и препятствий истцы не ссылались.
       Кроме  того,  президиум  указал на невыполнение Скрыженко А.В.
   своих   обязательств  по  выплате  доли  в стоимости  дома  другим
   наследникам,   но  приведенные  обстоятельства  не  могут  служить
   основанием    для    признания    договора    купли-продажи   дома
   недействительным.
       В   случае   невыплаты   Скрыженко  А.В.   другим  наследникам
   обусловленной   соглашением  между  ними  суммы  могут  возникнуть
   основания для предъявления требований о ее взыскании.
       При  таких  данных  судебные  постановления  по  делу подлежат
   отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz