Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
  Поиск
Гражданско-процессуальное законодательство
 
Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и провосудии
Мухамад Аззахри Ас-Самарканди

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МОСГОРСУДА ОТ 24 МАЯ 1996 Г. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ О ПРИЗНАНИИ ПРАВА НА ЖИЛУЮ ПЛОЩАДЬ

По состоянию на ноябрь 2007 года
     СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ О ПРИЗНАНИИ ПРАВА НА ЖИЛУЮ ПЛОЩАДЬ
   
       Обобщение проведено   по   делам,   рассмотренным   Бутырским,
   Дорогомиловским, Пресненским,      Кунцевским,      Хамовническим,
   Коптевским,   Хорошевским   межмуниципальными   народными   судами
   г. Москвы.
       Жилищное законодательство признано  содействовать  обеспечению
   права граждан  на  жилище,  эффективному  использованию  и  охране
   жилищного фонда.
       При рассмотрении  данной  категории  дел  суды руководствуются
   соответствующими статьями Жилищного кодекса РСФСР  (далее  -  ЖК),
   Законом РФ  "Об  основах  федеральной жилищной политики",  другими
   нормативными актами, постановлениями Конституционного Суда РФ.
       Судам надо  иметь в виду,  что Постановлением Конституционного
   Суда РФ от 25 апреля 1995 года внесены изменения  в  ч.  ч.  1,  2
   ст. 54 ЖК;  от 23 июня 1995 года - в ч.  1 и п.  8 ч. 2 ст. 60 ЖК;
   также на территории РФ действует Закон "О праве граждан Российской
   Федерации  на  свободу  передвижения,  выбор  места  пребывания  и
   жительства  в  пределах  Российской  Федерации";  вместо  прописки
   действует регистрация,  Постановлением Правительства РФ от 17 июля
   1995  года  утверждены  Правила  регистрации и снятия граждан РФ с
   регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в
   пределах РФ.
       Как указано  в  Постановлении  Конституционного   Суда  РФ  от
   25 апреля  1995 года,  из Конституции РФ и Закона "О праве граждан
   Российской  Федерации  на  свободу   передвижения,   выбор   места
   пребывания  и жительства в пределах Российской Федерации" следует,
   что регистрация,  заменившая  институт  прописки,  или  отсутствие
   таковой  не  могут  служить  основанием  ограничения  или условием
   реализации прав и свобод граждан, в том числе права на жилище.
       Так, решением  Кунцевского  межмуниципального  народного  суда
   г. Москвы от 25 мая 1994 года удовлетворен иск Б.К.  к жилкомитету
   Западного  административного  округа г.  Москвы о признании за ним
   права  на  жилую  площадь.  В   кассационном   порядке   дело   не
   рассматривалось.  На это решение был  принесен  протест  прокурора
   г. Москвы,   который   Президиумом   Мосгорсуда    оставлен    без
   удовлетворения, так как доводы протеста о том, что под вселением в
   установленном порядке понимается  вселение  в  жилое  помещение  с
   соблюдением положений о прописке и с учетом наличия у истца другой
   жилой площади, где он прописан, признаны необоснованными.
       Упомянутым Постановлением     Конституционного     Суда     РФ
   содержащееся в ч. 1 ст. 54 ЖК положение об "установленном порядке"
   как процедуре вселения в жилое помещение  при  условии  соблюдения
   режима прописки признано не соответствующим по содержанию ст.  18,
   ч. 1 ст.  19,  ч.  1 ст.  27,  ч.  1 ст.  40 и ч.  ч.  2, 3 ст. 55
   Конституции РФ. Наличие у истца другого жилого помещения не лишает
   его права доказывать в судебном порядке свои притязания на спорное
   жилое помещение.  Из  материалов  дела видно,  что истец состоял в
   зарегистрированном браке с К.  - нанимателем  спорной  квартиры  с
   1985 года.   10   декабря   1993   года  она  умерла.  Письменными
   доказательствами и  свидетельскими  показаниями  подтвержден  факт
   проживания истца    на    спорной   жилой   площади.   При   таких
   обстоятельствах суд  обоснованно  пришел  к  выводу,   что   истец
   приобрел право на спорное жилое помещение.
       На обобщение поступило 170 гражданских дел; по 157 из них иски
   удовлетворены, по шести делам в удовлетворении исков отказано;  по
   четырем иски оставлены без рассмотрения;  по  одному  делу  принят
   отказ от иска.
       Все дела рассмотрены судами по правилам искового производства.
   Принимая исковые  заявления,  судьи  в  каждом  случае  проверяли,
   подведомственно ли заявленное требование суду.
       По делам  данной  категории  некоторые  судьи  затруднялись  в
   определении ответчика.
       Так, по иску К.  к жилкомитету ЗАО г. Москвы о признании права
   на жилую  площадь,   по  встречному  иску  Ю.  к  префектуре   ЗАО
   г. Москвы,  К.  о присоединении освободившегося жилого помещения в
   качестве ответчика привлечен жилкомитет ЗАО г.  Москвы. Кунцевский
   суд обязал жилкомитет выдать ордер на жилую площадь.  Определением
   судебной  коллегии  по  гражданским делам Мосгорсуда от 22 февраля
   1995 года решение   суда   оставлено   без   изменения.   Согласно
   п. п.  20.10,  20.11 распоряжения мэра г.   Москвы  от  24  апреля
   1992 года No. 106-РМ "Об утверждении Положений об административном
   округе  и  муниципальном  округе  (районе)  в  г.  Москве" префект
   административного округа проводит учет потребностей  муниципальных
   районов   в   жилой   площади  и  распределяет  государственную  и
   кооперативную  жилую  площадь  между  управлениями   муниципальных
   районов и организациями;  распределяет жилищный фонд,  построенный
   на территории  административного  округа,  в  пределах  договорных
   обязательств.  В  соответствии  с  Положением  о Жилищном комитете
   административного  округа   Департамента   муниципального   жилья,
   утвержденным  министром  Правительства  г.  Москвы,  руководителем
   Департамента муниципального жилья П. Сапрыкиным 21 июля 1992 года,
   функциями  окружного  жилкомитета  являются:  учет жилой площади в
   домах-новостройках и за  выбытием  граждан;  учет  потребностей  в
   жилой  площади  и  подготовка  материалов  по  распределению жилой
   площади,  контроль за своевременным заселением площади: подготовка
   распоряжений  префекта о предоставлении жилой площади,  подготовка
   материалов на  рассмотрении  общественной  жилищной  комиссии  при
   префекте административного  округа;  оформление и выдача ордеров и
   т.д.
       Таким образом,  указанное  Положение   не   содержит   функций
   жилкомитета по распоряжению и предоставлению жилой площади.
       Исходя из распределения компетенции между указанными органами,
   суду необходимо   было   обсудить   вопрос  об  их  процессуальном
   положении в соответствии с требованиями ст.  35 ГПК РСФСР, то есть
   о привлечении к участию в деле префектуры и жилищного комитета.
       Также суду следовало иметь в виду, что в соответствии с п. 4.3
   Положения о    Жилищном    комитете    административного    округа
   Департамента муниципального жилья от 21 июля  1992  года  жилищный
   комитет представляет  интересы  административного  округа в судах,
   арбитражном суде,  а  также  в  других  органах  при  рассмотрении
   споров, вытекающих из жилищных правоотношений.
       Однако данное процессуальное представительство не  может  быть
   основанием к    возложению    на    жилкомитет    обязанности   по
   предоставлению жилой   площади,   которая   относится   только   к
   префектуре. Это  обстоятельство  надо  учитывать  судам при приеме
   исковых заявлений,  подготовке дел к слушанию.  Аналогичные ошибки
   выявлены при изучении практики рассмотрения дел по жилищным спорам
   в Пресненском межмуниципальном народном суде.
       По делу по иску П.  к ЖО "Арбат" о присоединении жилой площади
   суд обязал жилищный отдел открыть единый лицевой счет на 4 комнаты
   на имя П.
       Исходя из смысла ст.  51 ЖК,  жилищный  отдел  может  являться
   стороной в  спорах,  вытекающих  из  условий договора найма жилого
   помещения. По делам, касающимся вопросов, решение которых отнесено
   к компетенции органов,  осуществляющих управление жилищным фондом,
   стороной могут быть только эти органы.
       По иску  Р.  к  префектуре ЗАО г.  Москвы о признании права на
   жилую площадь  в   качестве   надлежащего   ответчика   привлечена
   префектура. При вынесении решения Кунцевский суд обязал префектуру
   выдать ордер на спорную площадь, что является правильным.
       При рассмотрении  споров  о признании права на жилую площадь у
   судов возникает вопрос, сохраняет ли право на жилую площадь супруг
   нанимателя или  члена  его  семьи,  если  он  прописан на ней,  но
   фактически не проживает.
       К. обратилась  в  суд с иском к Е.  о признании его утратившим
   право пользования жилым помещением.
       Истица ссылалась    на    то,    что    ответчик   состоял   в
   зарегистрированном браке с ее дочерью и как член семьи проживал на
   спорной площади.  После  расторжения  брака он добровольно оставил
   жилую площадь, проживает в другом месте.
       Решением Хорошевского  суда  от  11  апреля  1994 года исковые
   требования удовлетворены.   В   кассационном   порядке   дело   не
   рассматривалось. Постановлением  президиума  Мосгорсуда  от 17 мая
   1995 года решение суда отменено по следующим основаниям.
       Согласно ст.  60  ЖК  при  временном отсутствии нанимателя или
   членов его семьи за ними сохраняется  жилое  помещение  в  течение
   шести месяцев.  Если  наниматель или члены его семьи отсутствовали
   по уважительным  причинам  свыше  шести  месяцев,  этот  срок   по
   заявлению отсутствующего  может  быть  продлен  наймодателем,  а в
   случае спора - судом.  Признавая  Е.  утратившим  право  на  жилую
   площадь, суд  сослался  на  то,  что  ответчик длительное время на
   спорной площади не проживал,  ему не препятствовали в  пользовании
   квартирой, уважительных причин, объясняющих его непроживание, нет.
       Вывод суда  об  отсутствии  на  спорной   жилой   площади   по
   неуважительным причинам    сделан    на   основании   недостаточно
   проверенных обстоятельств.  Ответчик свое непроживание в  квартире
   объясняет расторжением    брака,    сложившимися    неприязненными
   отношениями, заключением бывшей женой нового брака,  проживанием в
   спорной квартире    нового   мужа,   что   исключает   возможность
   совместного проживания  и  пользования  квартирой.  Как  видно  из
   материалов дела, ответчик другой жилой площади не имеет. При таких
   обстоятельствах решение суда не может  быть  признано  законным  и
   обоснованным.
       Также у судов возникает вопрос:  приобретает ли право на жилую
   площадь супруг нанимателя,  если он прописан на ней, но фактически
   не проживал?
       Ц. обратилась  в  суд  с  иском о признании права на комнату в
   коммунальной квартире,  ссылаясь на  то,  что  нанимателем  данной
   комнаты был ее умерший муж, с которым она совместно проживала.
       Истица ссылалась  на  то,  что  с  1990  года  они   проживали
   совместно на спорной площади,  вели общее хозяйство, а с 1992 года
   на той площади проживала и ее  дочь.  Из  показаний  свидетелей  и
   материалов дела следует,  что на спорной площади ни наниматель, ни
   истица не проживали,  так как имеют отдельные  квартиры  на  праве
   личной собственности.
       Дело неоднократно слушалось различными судебными  инстанциями.
   Иск Ц.  удовлетворялся. Постановлением президиума Мосгорсуда от 22
   марта 1995 года состоявшиеся по делу решения отменены по следующим
   основаниям.
       Согласно ст.  54 ЖК,  на которую суд сослался в своем решении,
   Ц. могла приобрести равное с нанимателем право на спорную комнату,
   если бы она  была  вселена  в  нее  как  супруга  в  установленном
   порядке, получив на это письменное согласие всех  совершеннолетних
   членов семьи,  и если при вселении  не  было  иного  соглашения  о
   порядке пользования   жилым   помещением.   Между   тем   по  делу
   установлено, что истица в спорное жилое помещение не вселялась,  а
   только прописалась.  При  таких  обстоятельствах  она не приобрела
   самостоятельного права на  спорную  жилую   площадь,  поскольку  в
   соответствии со ст. 54 ЖК для приобретения такого права необходимо
   быть не только прописанной на этой жилой площади,  но и фактически
   вселенной, чего в данном случае не произошло.
       Определенную сложность для судов, как показывает проверка дел,
   составляет разрешение дел о признании лица членом семьи нанимателя
   жилого помещения при рассмотрении жилищных споров в случаях, когда
   в качестве заинтересованных выступают лица,  проживающие совместно
   с нанимателем жилого помещения,  имевшие с ним общее хозяйство, но
   не являющиеся его (нанимателя) супругом, детьми.
       Б. - наниматель однокомнатной квартиры - умер.  В 1972 году он
   зарегистрировал брак  с Б.М.  В 1975 году брак был расторгнут,  но
   семья практически не распалась - они продолжали  вести  совместное
   хозяйство, осуществляли  заботу друг о друге (Б.  был инвалидом II
   группы, без ноги). В 1986 году Б. была предоставлена однокомнатная
   квартира, в которую они вселились вместе, произвели ремонт, купили
   мебель. В июне 1993 года Б.  заключил договор о передаче  жилья  в
   собственность, истица  не включена в число собственников,  так как
   на момент приватизации брак зарегистрирован не был,  прописана  на
   спорной жилой  площади  она  не была.  В связи с болезнью Б.  брак
   повторно зарегистрирован  не  был,  договор  дарения  квартиры  не
   оформлен. В феврале 1994 года Б.  умер.  Его сын стал претендовать
   на квартиру,  в которой  истица  проживала  с  1986  года.  Истица
   обратилась в  суд  с  иском  о признании недействительным договора
   передачи квартиры  в  собственность,  о  признании  за  ней  права
   пользования жилым      помещением.      Решением      Пресненского
   межмуниципального суда г.  Москвы  от  31  января  1995  года  иск
   удовлетворен. Суд принял во внимание,  что Б.М.  вселена в спорную
   квартиру в   1986   году   нанимателем   этой   квартиры    (затем
   собственником) Б.,  который  имел право произвести такое вселение,
   соблюдая требования ст. 54 ЖК, и проживала там по день смерти Б. в
   течение 8 лет.  По утверждению истицы они жили одной семьей и вели
   общее хозяйство.   В   суде   это    обстоятельство    подтвердили
   многочисленные свидетели, показавшие, что Б-ы проживали совместно,
   вели общее хозяйство,  проявляли заботу друг о  друге  как  муж  и
   жена. В соответствии со ст. 53 ЖК к членам семьи нанимателя жилого
   помещения могут быть отнесены  не  только  супруг  нанимателя,  их
   дети, родители и другие родственники,  но в исключительных случаях
   и иные лица, если проживали совместно и вели общее хозяйство.
       Однако оценка  правильности  разрешения данного спора вызывает
   сомнение по следующим основаниям.
       Разрешая требования   о  признании  недействительным  договора
   передачи жилья  в  собственность  Б.,  суд   допустил   ошибку   в
   применении норм  материального  права  и  руководствовался нормами
   жилищного законодательства.
       Так, право пользования спорной  квартирой  Б.М.  на  основании
   ст. 53,  54  ЖК  не  может влиять на объем полномочий собственника
   квартиры и тем более на действительность договора о передаче жилья
   в  собственность,  заключенного  с  Б.  Вселение  Б.М.  в качестве
   пользователя  не   может   являться   основанием   для   признания
   недействительным  договора  о  собственности на квартиру и лишения
   сына Б. права собственности на квартиру в порядке наследования.
       По делу по иску Ш.  к ЖУ "Пресненское" о  признании  права  на
   жилую площадь   решением   Пресненского   суда  в  иске  отказано.
   Определением судебной коллегии  по  гражданским  делам  Мосгорсуда
   решение оставлено    без    изменения.    Нанимателем    отдельной
   двухкомнатной квартиры являлся К.,  умерший 3 апреля 1993 года. Ш.
   обратилась в  суд с иском о признании права на указанную квартиру,
   ссылаясь на то,  что начиная с 1986 года практически  проживала  с
   умершим на    спорной    жилой    площади,   К.   имел   намерение
   зарегистрировать с ней брак, она проживала с умершим единой семьей
   и вела  с  ним  общее  хозяйство.  При  жизни  К.  приватизировать
   квартиру не хотел,  по вопросу прописки  истицы  в  РЭУ  и  органы
   милиции не  обращался.  Судом  установлено,  что  истица  по месту
   проживания в поликлинику не обращалась,  медицинская карта на  нее
   не заводилась,  свое  заболевание  -  сахарный диабет - она лечила
   постоянно по месту прописки. Допрошенные судом свидетели не смогли
   подтвердить ведение Ш.  и К. совместного хозяйства и наличие у них
   общего бюджета, а также ее проживание на спорной площади. Не нашел
   подтверждения и  факт  желания  К.  заключить брак с Ш.  При таких
   обстоятельствах суд  пришел  к  верному  выводу,  что  истица   не
   приобрела право  на  спорную  площадь,  так  как для возникновения
   такого права необходимым условием является вселение истицы в жилое
   помещение в установленном законом порядке с согласия нанимателя, а
   также отсутствие у вселившихся права на  другое  жилое  помещение.
   Суд принял  во  внимание то обстоятельство,  что по месту прописки
   она не была  лишена  в  установленном  законом  порядке  права  на
   площадь, эту площадь оплачивала.
       По делу по иску Б.  к префектуре САО  г.  Москвы  о  признании
   права пользования  жилым  помещением и встречному иску о выселении
   из жилого помещения   решением   Коптевского   суда  от  4  апреля
   1995 года иск  удовлетворен,  определением  судебной  коллегии  по
   гражданским  делам  Мосгорсуда  от  22 июня 1995 года решение было
   отменено.  Судом было  установлено,  что  С.  являлся  нанимателем
   однокомнатной квартиры, 24 ноября 1994 года он умер. Б. предъявила
   иск о признании за ней права пользования спорным жилым помещением,
   ссылаясь  на  то,  что  с декабря 1988 года проживала с С.  единой
   семьей,  вела  с  ним  общее  хозяйство,  но   брак   между   ними
   зарегистрирован не был, поэтому она не могла своевременно оформить
   прописку на эту жилую площадь.  На  основании  собранных  по  делу
   доказательств  суд пришел к выводу,  что Б.  являлась членом семьи
   нанимателя спорного жилого помещения,  поэтому приобрела право  на
   данную  жилую  площадь.  Судебная  коллегия определила,  что такой
   вывод суда сделан по недостаточно исследованным материалам дела, а
   потому   отменила   решение   суда   и  направила  дело  на  новое
   рассмотрение.
       Из приведенных примеров видно,  что  признание  членами  семьи
   нанимателя имеет существенное значение для решения вопроса о праве
   на жилое помещение,  поэтому суды обязаны  глубоко  и  всесторонне
   исследовать их   отношения   с   нанимателем   и   давать   оценку
   установленным обстоятельствам,  с тем чтобы не допустить нарушения
   прав лиц, обращающихся за судебной защитой.
       Суды неоднозначно  подходили к разрешению споров,  связанных с
   сохранением жилого    помещения    за    временно   отсутствующими
   гражданами.
       В Пресненский  межмуниципальный суд г.  Москвы обратился Д.  с
   иском к ЖУ "Пресненское" о признании права  на  жилую  площадь,  к
   83-му отделению милиции о восстановлении прописки. Свои требования
   он мотивировал тем, что с 1975 года проживал с матерью в отдельной
   квартире, в  1990 году был осужден к четырем годам лишения свободы
   и выписан с занимаемой площади по приговору суда. В июне 1993 года
   мать внезапно  умерла  в возрасте 45 лет.  Д.  освободился в марте
   1994 года, но не может проживать в квартире на законном основании,
   считает, что  был  незаконно выписан из квартиры,  так как решение
   суда о  признании  его  утратившим  право  на  жилую  площадь   не
   принималось. Представитель   ЖУ   "Пресненское"  иск  не  признал,
   указав, что истец утратил право на жилую площадь,  а в силу ст. 60
   ЖК отдельного судебного решения для признания его утратившим право
   на жилую площадь не требуется.  Начальник паспортного стола  83-го
   отделения милиции  пояснил,  что  истец  был  выписан на основании
   приговора суда,  решение о признании  истца  утратившим  право  на
   жилую площадь  не  представлялось.  Решением от 4 ноября 1994 года
   исковые требования удовлетворены.  Суд указал, что при осуждении и
   лишении свободы  гражданин  не приобретает иного постоянного места
   жительства, а  любой  срок  лишения  свободы  является   временным
   отсутствием; признание  лица  утратившим  право  пользования жилым
   помещением в силу ст.  61  ЖК  производится  в  судебном  порядке;
   выписка истца  с  жилой  площади  не  на  основании  решения  суда
   нарушает его права,  предусмотренные ст.  19 Конституции РФ. Кроме
   того, по мнению суда, ч. 2 п. 8 ст. 60 ЖК противоречит Конституции
   РФ, в  связи  с  чем  требования  истца  обоснованны  и   подлежат
   удовлетворению.
       Аналогичные требования в Пресненском суде заявил Д.,  которого
   после осуждения   жена  отказалась  прописать  по  прежнему  месту
   жительства. Решением суда от 1  марта  1995  года  его  требования
   удовлетворены.
       Такая практика рассмотрения споров представляется  правильной,
   но не во всех судах аналогичные споры решаются одинаково.
       Например, в Кунцевский суд г.  Москвы обратился С.В. с иском к
   С.Н. о признании права на жилую площадь, мотивируя свои требования
   тем, что  после  освобождения  из  мест  лишения  свободы   мачеха
   отказывается прописать его постоянно по прежнему месту жительства,
   другого жилого помещения в г.  Москве он не имеет.  Суд отказал  в
   иске решением  от 10 января 1995 года,  указав,  что истец утратил
   право на жилую площадь,  так как отсутствовал на ней  свыше  шести
   месяцев без уважительных причин.
       Конституционный Суд РФ Постановлением от  23  июня  1995  года
   разъяснил, что  временное  непроживание лица в жилом помещении,  в
   том числе в связи с осуждением его к лишению свободы, само по себе
   не может  служить  самостоятельным  основанием  для  лишения права
   пользования жилым помещением.  Положение ч.  2  п.  8  ст.  60  ЖК
   фактически вводит   дополнительное   наказание   в   виде  лишения
   жилплощади, нарушает принцип равенства прав и  свобод  человека  и
   гражданина, другие  положения  Конституции  РФ,  в связи с чем эта
   норма ЖК признана не соответствующей Конституции РФ  и  утратившей
   силу.
       По делам,  изученным в процессе обобщения, не всегда правильно
   применялись нормы   законов   "Об   основах  федеральной  жилищной
   политики" и  "О  приватизации   жилищного   фонда   в   Российской
   Федерации". В  связи  с изменениями жилищной политики,  появлением
   наряду с     государственной     муниципальной      собственности,
   собственности общественных        объединений,        коллективной
   собственности, частной собственности в жилищной сфере, возможности
   перехода из   одно   формы   собственности  в  другую  в  порядке,
   установленном законодательством,   разработан   ряд    нормативных
   документов, которыми необходимо руководствоваться при рассмотрении
   дел, вытекающих из жилищных правоотношений.
       В целях  выполнения  ст.  16 Закона РФ "Об основах федеральной
   жилищной политики",   в    которой    предусматривается    порядок
   пользования коммунальными      квартирами,     и     Постановления
   Правительства г.  Москвы  от  22  июня  1993  года  No.   572   "О
   приватизации жилищного  фонда  в г.  Москве"   распоряжением  мэра
   г. Москвы  от  19  августа  1993  года No.  490-РМ было утверждено
   Положение о порядке и условиях продажи освобождающихся (свободных)
   комнат жильцам коммунальных квартир. Наряду  с  этим  с  8  ноября
   1993 года  применяется  Инструкция  по  оформлению  документов  на
   передачу  в  собственность граждан занимаемых ими жилых помещений,
   утвержденная руководителями   Департамента   муниципального  жилья
   П.   Сапрыкиным    и    Департамента    инженерного    обеспечения
   А. Матросовым.
       Много коммунальных  квартир  находится в старых домах в центре
   г. Москвы.  Эти дома входят в Перечень аварийных  жилых  домов,  в
   которых ограничены   приватизация,   обмен  и  изменение  договора
   жилищного найма, утвержденный распоряжением префекта ЦАО г. Москвы
   от 1   октября   1993  года  No.  1640-р.  Согласно  Постановлению
   Правительства г.  Москвы No.  6 от 5 января 1993 года часть  домов
   подлежит капитальному  ремонту.  Имеются  и  другие  постановления
   аналогичного содержания.
       Проверкой  практики    разрешения   межмуниципальными   судами
   г. Москвы гражданских дел по жилищным спорам было установлено, что
   Пресненским судом г.  Москвы в 1994-1995 годах рассмотрено большое
   количество дел по  искам  граждан  к  Департаменту  муниципального
   жилья  г.  Москвы,  жилищным управлением "Арбат",  "Пресненское" о
   присоединении жилой площади в коммунальных квартирах   в   порядке
   ст. 46  ЖК,  ст.  16  Закона  РФ  "Об основах федеральной жилищной
   политики", выкупе свободных комнат, приватизации жилых помещений.
       Например в  Пресненский  суд  г.  Москвы обратились Д.,  О.Ю.,
   О.А., С.,  Ч.  с иском к ЖУ "Пресненское"  о  присоединении  жилой
   площади, мотивируя  свои  требования  тем,  что их семья из девяти
   человек занимает  две комнаты площадью 47,5 кв.  м  в  9-комнатной
   коммунальной квартире,  имеет  жилую  площадь  менее установленной
   нормы на одного  человека,  четыре  члена  семьи  имеют  право  на
   дополнительную  жилую площадь.  ЖУ "Пресненское" отказало истцам в
   присоединении семи комнат на основании Постановления Правительства
   г. Москвы No. 6 от 5 января 1993 года, No. 774  от   13   сентября
   1994 года,  МГИ No.  2249 от 23 февраля 1987 года  со  ссылкой  на
   п. 67  Правил  учета  граждан,  нуждающихся  в  улучшении жилищных
   условий, и предоставления жилых помещений в г. Москве.
       Решением суда  от  24  апреля  1995  года  исковые  требования
   удовлетворены. Из материалов  дела  видно,  что  истцы  въехали  в
   данную квартиру  по  обменному  ордеру в две комнаты,  другие семь
   комнат были свободны, поэтому не подлежали присоединению по ст. 46
   ЖК. Судом  не выяснено,  какую жилую площадь истцы занимали ранее,
   ухудшили ли  они  свои  жилищные  условия.  Также  не  истребованы
   постановления, на основании которых жилищное управление отказывало
   в присоединении спорных  комнат,  не  выяснено,  было  ли  решение
   соответствующего органа  об  освобождении  дома  и  в  связи с чем
   освобождались спорные комнаты.
       После вынесения  указанного  решения  истцы обратились в суд с
   иском к ДМЖ и  ЖУ  "Пресненское"  об  обязании  заключить  договор
   передачи квартиры в собственность,  мотивируя свои требования тем,
   что им отказано в  приватизации  на  том  основании,  что  дом  не
   подлежит приватизации    согласно   Постановлению    Правительства
   г. Москвы No.  6 от 5 января 1993 года как подлежащий капитальному
   ремонту.  Суд  вновь удовлетворил требования  истцов  решением  от
   24 августа 1995 года.
       Из материалов  дела  следует,  что  дом,  в  котором находится
   спорная квартира,  включен  в  перечень  аварийных   жилых   домов
   согласно распоряжению  префекта  ЦАО  г.  Москвы  от   1   октября
   1993 года No.  1640-р.  Указанные документы судом не  истребованы.
   Согласно справке БТИ жилой дом No.  5 по ул.  Грановского (Романов
   пер.) имеет износ 57 процентов,  на основании чего  суд  пришел  к
   выводу,  что  дом  аварийным  не является.  Техническое заключение
   соответствующего органа о состоянии здания судом  не  истребовано.
   Согласно п. 2.1 "Инструкции по оформлению документов на передачу в
   собственность  граждан  занимаемых  ими   жилых   помещений"   РЭУ
   определяет,    подлежит   ли   квартира   (комната)   передаче   в
   собственность граждан на основании Перечня  домов,  не  подлежащих
   приватизации.     Этот    документ    составляется    префектурами
   административных округов,  обобщается и  вводится  в  банк  данных
   Департамента  муниципального  жилья.  При  возникновении  споров о
   признании квартир (комнат) аварийными на момент  приватизации  РЭУ
   может   обратиться   для   их  разрешения  в  комиссию,  созданную
   Департаментом инженерного  обеспечения  совместно  с  префектурами
   административных   округов  в  этих  целях.  Суду  такой  документ
   представлен не был,  РЭУ в комиссию не обращалось,  суд  пришел  к
   выводу, что дом аварийным не является, на основании справки БТИ.
       Вышеуказанные решения в кассационном порядке не  обжаловались.
   В порядке  надзора  на  эти  решения  принесены протесты,  которые
   удовлетворены президиумом Мосгорсуда.
       При изучении данной категории дел, рассмотренных в Пресненском
   суде г.  Москвы, установлены нарушения требований ст. 203, 289 ГПК
   РСФСР о  сроках  составления мотивированного решения и направления
   дел в кассационную инстанцию.
       Закон обязывает     выносить    решение    немедленно    после
   разбирательства дела.  В исключительных случаях по  особо  сложным
   делам составление  мотивированного  решения может быть отложено на
   срок не более трех дней.  Кроме того,  закон обязывает судью после
   получения кассационной жалобы или протеста совершить ряд действий,
   направленных на обеспечение всестороннего, объективного и быстрого
   рассмотрения дела судом кассационной инстанции.  Пленум Верховного
   Суда РФ в Постановлении от 24 августа 1993 года No.  7  "О  сроках
   рассмотрения уголовных   и   гражданских   дел  судами  Российской
   Федерации" указал,  что судам надлежит строго соблюдать требования
   ст. 289  ГПК  РСФСР  о  направлении  дел  в кассационную инстанцию
   немедленно по истечении срока,  установленного для  обжалования  и
   опротестования судебного    решения   и   выполнения   необходимых
   действий, связанных  с  кассационным  рассмотрением  дела.  Пленум
   обратил внимание   судей  на  необходимость  повышения  их  личной
   ответственности за  своевременное  и   качественное   рассмотрение
   каждого судебного дела.
       Так, по делу по иску К.  к ЖУ  "Арбат",   к  жилкомитету   ЦАО
   г. Москвы о присоединении жилой  площади  решением  от  2  февраля
   1995 года исковые требования удовлетворены.  Определением судебной
   коллегии  по  гражданским  делам Мосгорсуда от 20 ноября 1995 года
   решение отменено как вынесенное с  нарушением  требований  закона.
   Кроме  того,  в  адрес  судьи  вынесено частное определение по тем
   основаниям, что по настоящему делу решение  вынесено   2   февраля
   1995 года;  в  деле  имеется составленное мотивированное решение и
   отсутствует отдельно резолютивная часть решения,  поэтому судебная
   коллегия   пришла   к  выводу,  что  судом  сразу  было  объявлено
   мотивированное   решение,   однако   в   заявлении   ответчика   о
   восстановлении  срока  исковой  давности  для  подачи кассационной
   жалобы указано,  что срок пропущен по причине неполучения  решения
   суда  по  делу.  Указанное  заявление  датировано 4 мая 1995 года,
   определение вынесено судом 10 июня 1995 года,  дело в кассационную
   инстанцию  Мосгорсуда  направлено  в конце ноября 1995 года,  хотя
   исполнительный лист истица получила 16  февраля  1995  года,  дело
   списано в архив 24 февраля 1995 года.
       Указанные обстоятельства свидетельствуют  о  грубом  нарушении
   судьей процессуального  закона,  повлекшем волокиту при подготовке
   дела и направлении его в кассационную инстанцию,  в связи с чем  и
   было вынесено частное определение.
       Аналогичные нарушения  сроков   составления    мотивированного
   решения выявлены по ряду дел,  в частности по делу по иску Д.В.  к
   Д.М., ЖУ "Пресненское" о признании права на жилую площадь (решение
   вынесено 1  марта  1995 года,  дело сдано в канцелярию 29 сентября
   1995 года);  по делу по иску А. к Д., ЖУ "Пресненское" о признании
   права на жилую площадь (решение вынесено 27 марта 1995 года, копию
   решения и исполнительный лист истица получила 6 апреля 1995  года,
   дело сдано в канцелярию 15 августа 1995 года) и по другим делам.
   
                               Судебная коллегия по гражданским делам
                                          Московского городского суда

    (опубликовано в No.No. 5,6 журнала "Хозяйство и право", 1996 г.)
    

Новости О суде Правовые основы Арбитражный процесс Арбитражная практика Документы
сделано в WebSoyuz